KZ

Главная страницаФестиваль педагогов
Притчи для детей
Притчи

Автор: Притчи

Материалы автора:

0
06 марта 2020   

Притчи – прекрасный образец передачи молодому поколению мудрости и поучительности старших. Отличительной особенностью притч является их небольшой объем, краткость передаваемой мысли. Притчи, также как и сказки основываются на истории, однако их смысл глубже. По ценности они ближе к народным пословицам и поговоркам.  

Улыбка просветления

Ш.А. Амонашвили 

Седая учительница, в очках, с кипой тетрадей для контрольных под мышкой, рассеянная, стояла между двух сосен и мучительно рассматривала каждую пядь земли.

Так делала она каждый день с тех пор, как впервые пошла в школу, и по пути, который пролегал через этот лес из двух сосен, вдруг почувствовала, что потеряла что-то очень важное. Она так и не поняла, что именно. Но сердце подсказывало: без него в школе ей будет трудно.

Вот и на этот раз приостановилась она по пути в школу и продолжила свои поиски.

Ученик, тоже идущий в школу вслед за учительницей, приостановился. Он и раньше замечал свою учительницу, что-то ищущую на корточках между соснами.

Прежде он не осмеливался подойти к ней, но теперь рискнул.

–Что вы делаете? – робко спросил он.

–Ищу! – хмуро ответила учительница, не взглянув на него.

–Что вы ищете?

–А тебе какое дело? – возмутилась учительница. – Иди в школу!

–Давно потеряли? – опять робко спросил ученик.

–Давно, давно, как стала учителем! А теперь иди и не мешай мне! – приказала она ему.

Но ученик не ушел.

–Вы уверены, что потеряли именно здесь?

Учительница была на грани взрыва.

–Да, да, в этом лесу, где же еще я могла потерять? – разозлилась она, как будто ученик был виноват в ее беде.

–Хотите, помогу? – осторожно предложил ученик.

–Как ты поможешь, когда сама не знаю, что ищу! – гневно обратилась она к мальчику.

Ей захотелось заплакать от досады.

–Почему? – не унимался ученик. – То, что вы ищете, должно быть, уже в землю ушло!

Он присел у первой сосны, пальцами выгреб яму и достал оттуда маленький ларчик.

–Вы это искали? – и он протянул ларчик учительнице.

Учительница с изумлением уставилась на необычный ларчик.

–Может быть... – пробормотала она растеряно.

Мельком взглянула она на улыбающегося ученика. «Должно быть, он мой ученик, хочет угодить мне, хитрец!» – подумала она.

Она открыла ларчик и вынула из него обрывок древнейшего пергамента. На нем были написаны некие таинственные знаки. Учительница призвала все свои познания в языках и наконец на санскритском вычитала слова. С недоумением перечитала их несколько раз.

–А что там написано?.. Оно секретное?.. Очень, очень важное для вас? – спрашивал ученик. Но учительница так погрузилась в разгадку смысла слов, что забыла об ученике. Она даже не заметила, как ученик собирал разбросанные на земле тетради для контрольных.

Лицо учительницы постепенно менялось. Ученику показалось, что она становилась красивой и доброй.

«Говорю тебе на ухо, ибо открываю тайну: Мощь Улыбка несет».

Она повторяла эти слова в душе, в сердце, в уме...

И, наконец, ее осенило.

Она улыбнулась. Улыбнулась так, как улыбается поэт своему озарению перед сотворением шедевра.

Ученик, заметив сияние улыбки на лице учительницы, радостно воскликнул:

–Я же всем говорил, что она умеет улыбаться, но мне никто не верил... Теперь-то поверят! – и с этой радостной вестью побежал к друзьям.

Вслед за ним поспешила учительница, неся на лице Улыбку Просветления. Слезы радости, как жемчужины, окрашивали ее Улыбку.

«Пришла ко мне Мудрость Улыбки, и начнется сегодня моя истинно учительская жизнь!» Шагала она с этими мыслями и не замечала, что ногами своими топтала тетради для контрольных, которые выпали из рук бежавшего впереди ученика. Они выстраивались в тропинку, ведущую к школе.


Человек знания

(отрывок из книги "Отдельная реальность")

К. Кастанеда

— Ты когда-нибудь ощущаешь мир вокруг себя?

— Насколько могу.

— Этого недостаточно. Необходимо чувствовать всё, иначе мир теряет смысл.
— В тебе нет целостности, нет покоя. Ты измучен проблемами, ты слишком много думаешь о своей персоне, — сказал он и улыбнулся.

Из-за этого возникает та странная усталость, которая заставляет тебя закрываться от окружающего мира и цепляться за свои аргументы. Поэтому кроме проблем у тебя не остается ничего.

Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим.

Путь ученичества так долог и тернист, потому что прежде чем входить в контакт с силами, человек должен исключить из своей жизни все лишнее, все, что не является жизненно необходимым, иначе ему не выдержать столкновения с ними.

Быть воином – это самый эффективный способ жить. Воин сомневается и размышляет до того, как принять решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления. Впереди – еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа. Это – путь воина.

Человека нельзя сделать мужественным. Никакая магия не в силах превратить человека в воина. Чтобы стать воином, нужно быть кристально чистым.

Можно проявлять настойчивость только для того, чтобы проявить её должным образом. И действовать с полной отдачей, заведомо зная, что твои действия бесполезны. Это — контролируемая глупость мага.

— Твои действия, равно как и действия твоих ближних, имеют значение лишь постольку, поскольку ты научился думать, что они важны.

— Сначала мы учимся обо всем думать, — сказал он, — а потом приучаем глаза смотреть на то, о чём думаем.

Человек смотрит на себя и думает, что он очень важен. И начинает чувствовать себя важным. Но потом, научившись видеть, он осознает, что не может больше думать о том, на что смотрит. А когда он перестает думать о том, на что смотрит, все становится неважным.

Дон Хуан объяснил, что говоря думать, он имеет в виду устойчивые постоянные понятия, которые есть у нас обо всем в мире. Ты думаешь о своих действиях, поэтому тебе необходимо верить, что действия эти важны настолько, насколько ты их таковыми считаешь. Но в действительности из всего, что человек делает, нет ничего, что имело бы значение.

Быть победителем и быть побеждённым — одно и то же.

Наша судьба как людей — учиться, и идти к знанию следует так, как идут на войну. Я говорил тебе об этом много раз. К знанию или на войну идут со страхом, с уважением, с осознанием того, куда идут, и с абсолютной уверенностью в себе. В себя ты должен верить, а не в меня!

В жизни человека знания не может быть пустоты.

— Все заполнено до краев, — повторил он, — и все равнозначно. Я не похож на твоего знакомого, который просто состарился.

Для него его борьба не стоила усилий, потому что он потерпел поражение. Для меня нет ни побед, ни поражений, ни пустоты. Всё заполнено до краёв и всё равно, и моя борьба стоила моих усилий.

Чтобы стать человеком знания, нужно быть воином, а не ноющим ребенком. Бороться не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И всё это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение.

— Ты слишком озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы тебя любили. Человек знания любит, и все. Он любит всех, кто ему нравится, и всё, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не заботиться об этом.

Все твои действия легко понять, потому что в них нет ничего необычного. Отсюда и твоя уверенность в том, что понять можно всё в мире.

Ты не видишь, потому что доверху набит всякой чепухой.

Видеть не так-то просто. Мир текуч. Чтобы уловить его отблеск, нужна огромная скорость восприятия.

Каждый должен иметь возможность поступать так, как считает нужным.

Ты настаиваешь на разжёвывании всего, словно весь мир состоит только из вещей и явлений, поддающихся объяснению.

Ты ещё слишком слаб. Когда нужно выждать, ты торопишься, а когда нужно спешить — чего-то ждёшь. Ты слишком много думаешь. Твоя жизнь сплошное разгильдяйство, ты недостаточно собран. Живи как воин. Я уже говорил тебе, что воин принимает ответственность за все свои действия, даже за самые пустяковые. Но ты занят своими мыслями, и это неправильно.

 «Быть побежденным» - это состояние, образ жизни, от которого побежденный не может уйти.

Люди делятся на две категории — победители и побеждённые. Человек попеременно находится то в одном, то в другом из этих состояний до тех пор, пока не научится видеть. Видение рассеивает иллюзии побед, поражений, страданий.

Пока он считает себя жертвой, его жизнь останется адом.

Желание — вот что заставляет нас страдать, но как только мы научимся уничтожать свои желания, любая полученная нами мелочь превратится в бесценный дар.

Бедность и нужда — это только мысли; то же касается ненависти, голода, боли.

— Наша судьба как людей - противостоять силам жизни. Только воин может выжить. Воин знает о своем ожидании и знает, чего он ждёт. Когда он ждёт, у него нет желаний, и поэтому какую бы малость он ни получил, это всегда больше, чем он может взять. Если он хочет есть, то найдет путь, потому что не голоден. Если он ранен, то справится с этим, потому что не страдает от боли. Быть голодным или страдать от боли означает, что сила голода или боли уничтожает тебя.

Чтобы научиться действовать, как воин, нужно действовать, а не болтать.

При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет.

Ты встал на путь магии. У тебя нет больше времени ни на отступление, ни на сожаления. Время есть лишь на то, чтобы жить, как подобает воину, вырабатывая терпение и волю.

Воин на пути знания

(отрывок из книги "Отдельная реальность")

К. Кастанеда

Встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, – захотеть стать воином. Путь знания не оставляет выбора – идти по нему может только воин.

Смерть является главным фактором, превращающим знание в энергию, в реальную силу. Без осознания смерти человек остаётся только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу. Чтобы идея неизбежности смерти не превратилась в манию, необходима отрешённость, тогда она становится безразличной.

–Тебе нужно отречься от всего.

–Но это невозможно. Я не намерен становиться отшельником.

–Я не об этом. Стать отшельником – значит потакать себе, своей слабости. Только мысль о смерти может дать человеку отрешённость, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это – не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует всё, ни к чему не привязываясь. Отрешённый воин знает, что у него есть только одна поддержка – сила его решений. Он должен быть мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что сам целиком отвечает за свой выбор и что если однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не даёт ему времени привязаться к чему-либо.

Таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешённости и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Знание о своей смерти ведёт его, делает его отрешённым и молчаливо страждущим, и сила его окончательных решений делает его способным выбирать без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда самое лучшее. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью.

Когда человек ведет себя таким образом, то можно смело сказать, что он – воин, и что он достиг своего терпения.

– Когда воин достиг терпения, он на пути к своей воле Он знает, как ждать. Его смерть рядом с ним. Они друзья. Смерть загадочным образом советует ему, как варьировать обстоятельства и как жить стратегически.

Человек может научиться видеть. После того, как он научился видеть, ему не нужно больше быть ни воином, ни магом. Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. В принципе он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему 6ы ни устремился. Но он не желает ничего, и вместо того, чтобы забавляться, играя обычными людьми, как безмозглыми игрушками, он растворяется среди них, разделяя их глупость. Единственная разница состоит в том, что видящий контролирует свою глупость, а обычный человек – нет.

Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше.

Меня бросает в дрожь при одной только мысли об отрешении от всего, что я знаю, – сказал я.

–Ты, должно быть, шутишь! Тебя должно бросать в дрожь не от этой мысли, а от того, что впереди у тебя нет ничего, кроме рутинного повторения одних и тех же действий в течение всей жизни.

Представь человека, который из года в год выращивает зерно до тех пор, пока силы не покидают его, и он не падает, подобно старому облезлому псу.

Все его мысли и чувства, всё, что в нём есть самого лучшего, принесено в жертву одному – добыче еды. Бессмысленная жертва, пустая трата времени – жить, чтобы питаться, и питаться ради жизни, и снова жить, чтобы питаться, и так – до самой смерти.

Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни изощрялись, – всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга – питаться, чтобы жить, и жить, чтобы питаться...

Как по мне, то не может быть страшнее потери!

Мы – люди, и наша судьба, наше предназначение – учиться ради открытия все новых и новых непостижимых миров.

Не усложняй себе жизнь, выбрось из головы всё, что лишает тебя душевного равновесия. Успокойся и приведи себя в порядок.

Чтобы попасться, человек должен этого желать. В этом твоя проблема. Ты хочешь поддаться.

Дух – это сила, которая считается только с силой. В её присутствии нельзя быть слабым.

Воин относится ко всему с уважением; он не идет напролом без необходимости.

Воин никогда не сдаётся, даже перед лицом смерти. Воин ни у кого не идёт на поводу; он сам по себе и всегда недоступен. Вовлекаясь во что-то, он всегда полностью осознаёт, что делает.

Обрести контроль над своей слабостью и не потакать ей. Иногда ты теряешь контроль, и силы твоей жизни легко захватывают тебя.

Для воина не существует ничего вне контроля. Воин всю жизнь отрабатывает стратегию – а ты хочешь найти смысл жизни. Воин не заботится о смысле. Воин сражается до конца. Поддаваться страху – недостойное потакание себе. Для того, чтобы встретиться с силой, человек должен быть безупречным воином, иначе сила может обернуться против него и разрушить его.

Маг использует непостижимые силы мира для того, чтобы перенаправить себя, приспособившись к направлению их действия. Непостижимые и неумолимые силы окружают нас, и нам никуда от них не деться уже только по той причине, что мы живём в этом мире.

Открываясь знанию, маг попадает в лапы сил. Единственное средство, позволяющее ему уравновесить себя и сдержать их напор, – это воля. Поэтому он должен воспринимать и действовать как воин. В образе жизни воина кроется сила. Именно эта сила позволяет ему жить лучшей жизнью.

Воин должен быть готов только к битве. Ты говорил, что родители искалечили твой дух. Я думаю, что дух человека не так-то легко искалечить. Но можно сделать человека мягким и хлипким, приучить его потакать себе, жалеть себя, поддаваться прозябанию.

Если что и калечит наш дух – это постоянные придирки, оплеухи и указания, что нужно делать, а что нет.

Дух воина не привязан ни к потаканию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина – битва, и каждая битва, которую он ведёт, – его последняя битва на этой земле. Поэтому исход её для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И когда он ведёт эту битву, он знает, что воля его безупречна. И поэтому он смеётся.

Воин отбирает то, что составляет его мир, отбирает осознанно, потому что каждая вещь, которую он отбирает, становится его щитом, защищающим от нападения сил, тех сил, которые он старается использовать.

Обычный средний человек защищён щитами другого типа. Это всё, что люди делают.

– А что они делают?

– Они непрерывно чем-то заняты. Они делают то, что они делают. Это – их щиты.

Когда маг встречается с какими-то из непостижимых и неумолимых сил, его просвет открывается. Маг становится в большей степени подверженным смерти, чем обычно. Поэтому тот, у кого он открыт, должен быть готов в любой момент заполнить его своей волей. Конечно, если он – воин. А если человек не является воином, то ему не остается ничего другого, кроме как использовать житейские проблемы для отвлечения сознания от встреч с непостижимыми и неумолимыми силами. Тем самым человек закрывает свой просвет.

Воин встречает необъяснимые и непреклонные силы, потому что он намеренно ищет их. Поэтому он всегда готов к встрече с ними. Воин принимает на себя ответственность по защите своей жизни. Поэтому если какая-либо из этих сил стучится к тебе и открывает твой просвет, ты должен намеренно бороться за то, чтобы закрыть его самому. Для этой цели ты должен иметь избранный ряд вещей, которые дают тебе спокойствие и удовольствие. Вещей, которые ты можешь намеренно использовать для того, чтобы убрать свои мысли от испуга, закрыть свой просвет и сделать себя цельным.

– Что это за вещи?

– В своей повседневной жизни воин выбирает себе путь сердца. Именно это отличает его от обычного человека. Воин знает, что он на пути сердца, когда един с этим путем, когда переживает огромное спокойствие и удовольствие, идя по нему. Вещи, которые выбирает воин, чтобы сделать свои щиты, – это частицы пути сердца. Ты должен окружать себя частицами пути сердца и отказаться от остального.

Я понял, что имел в виду дон Хуан, говоря о пути сердца и о щитах на этом пути. В моей жизни было что-то, что я хотел сделать, что-то очень нужное и увлекательное, что могло наполнить меня всепроникающими радостью и покоем.

– Ты слишком много думаешь и разговариваешь. Ты должен прекратить разговор с самим собой. Каждый из нас делает это. Мы ведём внутренний разговор. Мы разговариваем о нашем мире. Фактически, мы создаём наш мир нашим внутренним разговором. Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним разговором. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор ещё и ещё, до тех пор, пока не умрём. Потому что мы продолжаем всё тот же внутренний разговор. Когда мы перестаём разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть. Воин осознаёт это и стремится остановить этот разговор.

– Как я могу перестать говорить сам с собой?

– Прежде всего, ты должен использовать уши, чтобы снять часть нагрузки с глаз. Мы с самого рождения использовали свои глаза для того, чтобы судить о мире. Мы говорим с другими и с собой главным образом о том, что мы видим. Воин сознаёт это и прислушивается к звукам мира. Прислушивание к звукам мира должно быть гармоничным и терпеливым.

– Воин сознаёт, что мир изменится, как только он перестанет говорить сам с собой, – сказал он. – Он должен быть готов к этому необычайному толчку.

– Что ты имеешь в виду, дон Хуан?

– Мир такой-то и такой-то только потому, что мы сказали себе, что он такой. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким. Я не думаю, что ты в этот момент готов к такому внезапному дару, поэтому ты должен начать переставать создавать мир.

– Твоя беда в том, что смешиваешь мир с тем, что делают люди. Каждый из нас делает это. Вещи, которые делают люди, являются щитами против сил, которые нас окружают. То, что мы делаем как люди, дает нам удобство и чувство безопасности. То, что делают люди, важно, но только как щит. Люди этого не знают и позволяют щитам господствовать и попирать свою жизнь. Фактически, для человечества то, что делают люди, более важно и значимо, чем сам мир.

–Что ты называешь миром?

– Мир – это все, что заключено здесь, – сказал он и топнул по земле.

– Всё, что окружает нас. Мир необъятен. Мы никогда не сможем понять его. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому мы должны принимать его таким, как он есть, – чудесной загадкой. Воин учится относиться к вещам правильно. Вещи, которые делают люди, ни при каких условиях не могут быть более важными, чем мир. И, таким образом, воин относится к миру как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, – как к бесконечной глупости.

Ты всегда должен находиться в состоянии готовности и верить в свои силы. Твоё сознание настроено так, что рассматривает все только с одной стороны.

Твоя проблема в том, что ты непременно хочешь всё понять, а это – невозможно. Сводя все к пониманию, ты ограничиваешь свои возможности как человеческого существа. Ты прикован к своему здравому смыслу. Понимание – это лишь крохотная частичка. Чтобы стать магом, нужно действовать. Всё остальное – ни к чему.


Правильный выбор

Марина Куфина

Женя торопился – сегодня ответственный футбольный матч, он вратарь, и тренер несколько раз внушительно просил его не опаздывать на автобус. Сбор в 9:00, время – 8:30... Ну ничего, он успеет! Улицы пусты в столь ранний час, только впереди него медленно идет мужчина. Видно было, что он уже немолод, спина у него согнута, рука опиралась на трость. Мальчик почти поравнялся с ним, как вдруг тот выронил палку, пошатнулся и грузно осел на землю...В ту же секунду Женя оказался рядом.

–Что с Вами? Вам плохо? – он наклонился к мужчине. «Может, пьяный?», – мелькнула у него мысль... Но алкоголем не пахло. Мальчик увидел, что лицо у человека совсем белое, а губы – синие.

«Скорую!», – Женя выхватил из кармана телефон и набрал 030.

–Скорая? Тут человек упал, ему плохо!... Нет, не пьяный, просто шел и вдруг упал!.. Дышит, только белый совсем!.. Адрес?.. – мальчик обернулся, и назвал номер дома, который был рядом.

–Пожалуйста, приезжайте скорее! Выключив телефон, он оглянулся по сторонам – на улице по-прежнему никто не появился.

«Что же делать!» – в растерянности соображал он, – « Меня же ребята ждут! И мужчину одного здесь оставлять нельзя! Что же делать... Если я опоздаю, меня тренер убьет!» Женя набрал номер телефона тренера.

–Андрей Ильич, тут мужчина сознание потерял, я «Скорую» вызвал, а здесь нет никого, кроме меня... Подождите немного, пожалуйста, я только людей поищу! На том конце трубки сначала молчали. Потом тренер решительно потребовал от основного вратаря быстро найти себе «замену», и – бегом на автобус! «Только десять минут у тебя!» – услышал мальчик.

Женя сунул телефон в карман и тревожно взглянул на мужчину – тот по-прежнему лежал, закрыв глаза. Тогда мальчик встал лицом к дому, набрал воздуха и крикнул:– Эй, лю-ю-д-и-и! Тут человеку плохо! И еще громче:– Эге-гей!.. Тут дедушка упа-а-л!..

Из окон стали выглядывать... Через минуту внизу уже собрались несколько женщин, которые сразу же узнали бывшего без сознания человека – он жил в соседнем доме...

–Да это ж Михаил Павлович, у него мой сын учился! – воскликнула одна.– Тетеньки, я вызвал «Скорую», они уже едут сюда, а меня команда ждет... Вы же побудете здесь, да? – умоляюще спросил Женя.

Он уже дважды отвечал на гневные звонки тренера: «Я уже бегу, Андрей Ильич!»

–Конечно, сынок, мы побудем здесь! Спасибо тебе! – отпустили его женщины. И только он пошел...

–Стой, миленький!– опять остановили его, – У тебя ножки быстрые, добеги до соседнего дома, до второго подъезда, вызови по домофону дочку его! Скажи, что отец без сознания! Квартира десять, а дочь Таней звать!

Женя вздохнул, сбросил спортивную сумку на землю, и пулей рванул к соседнему дому... Через две минуты он уже примчался, запыхавшись, обратно:

–Все, она прибежит сейчас! Ну, я пойду? – он подхватил сумку и припустил к остановке. Навстречу ему уже неслась машина «Скорой помощи»...

На автобус Женя опоздал на десять минут. Все его ждали и встретили радостными криками. Даже тренер скупо похвалил его за то, что он не оставил человека в беде и сообразил, как позвать других на помощь... Команды вышли на поле и игра началась. Вратарь был «в ударе» и ловил и отбивал совершенно невероятные мячи! И другие игроки их команды были «на высоте». И случилось невозможное – они выиграли матч у заведомо более сильного противника! 

–Это за Женькино доброе дело нам так повезло сегодня! – полушутя-полусерьезно сказал Андрей Ильич...

Возвращаясь вечером с тренировки, Женя проходил мимо того же дома, где он утром ждал «Скорую».

–Сынок, подойди сюда, пожалуйста! – окликнули его. На скамейке сидела пожилая женщина, одна из тех, кто «заменил» его в ожидании машины. Женя подошел к ней.

–Здравствуйте!

–Здравствуй, мой хороший! Как хорошо, что я тебя встретила! А то Татьяна, дочка Михаила Павловича, хотела тебя поблагодарить за то, что быстро «Скорую» вызвал ее отцу, и что ее сбегал позвать! Она объяснила врачам, чем отец болеет, поэтому и успели его спасти! – женщина перевела дух и продолжила, – А ты где живешь то? Татьяна хотела тебе большой арбуз в подарок принести!

–Нет, не надо, – смущенно забормотал Женя, – ничего тут особенного нет, я же не мог мимо пройти! Любой бы так сделал…

–Если бы любой…– вздохнула женщина, – другой бы , возможно, решил «не вмешиваться» и пошел по своим делам, а человек бы без помощи погиб… Так где живешь то ты? – опять спохватилась она.– Адрес-то скажи!

–Нет, я побегу, мне домой надо! До свидания! – и Женя быстрым шагом пошел в сторону дома.

Вечером мама, выслушав рассказ сына о том, что произошло, обняла его и растроганно сказала:

–Нет ничего дороже человеческой жизни, и никакими «своими делами» нельзя оправдаться равнодушному, проходящему мимо чужой боли... Я знаю, как для тебя важен этот матч, и видела, какой строгий у вас тренер – и я горжусь тобой, потому что ты был готов получить наказание, но не оставил в беде человека! Ты сделал правильный выбор! Она улыбнулась и добавила:– А арбуз мы и сами купим, и устроим праздник, ведь у тебя сегодня был нелегкий, но очень хороший день, сынок!


Притча о бесполезном дереве

Как-то Лао-Цзы путешествовал с учениками, и они пришли в лес, где рубили деревья.

Почти весь лес был уже вырублен, за исключением одного огромного дерева.

Лао-Цзы попросил учеников узнать, почему это дерево не срубили. Они спросили лесорубов, и те ответили:

–Это дерево совершенно бесполезно. У него нет ни одной прямой ветки и так много сучьев, что оно не пригодно для изготовления мебели. Его дым вреден для глаз, поэтому на дрова его тоже не пустить. От этого дерева нет никакой пользы.

Ученики пересказали слова дровосеков Лао-Цзы, тот засмеялся и сказал:

–Будьте, как это дерево. Если вы полезны – вас срубят, вы станете мебелью в чьем-нибудь доме. Будьте, как это дерево, абсолютно бесполезны, и тогда вы вырастите в могучее дерево, и тысячи людей найдут тень под вашими ветвями.

А затем пояснил им:

–Будьте последними. Не пытайтесь доказать свою значимость. Вращайтесь в этом мире незаметно, чтобы наслаждаться, а не быть полезной вещью. Жизнь – это поэзия, а не товар на рынке.

Я не говорю, что вы не должны делать ничего полезного. Делайте полезные вещи, но помните, что настоящий опыт и величайший экстаз приходят от бесполезного. Через поэзию, любовь, медитацию.

Если вы способны делать то, что нельзя свести к товару, то величайшая радость наполнит ваше сердце. Будьте собой и делайте свое дело. Вы здесь не для того, чтобы вас продавали.

 

 Осколки сердца

 Притча

Однажды молодой человек шёл по улице и увидел слепого с кружкой мелочи у ног. То ли настроение у молодого человека было дурное, то ли ещё что, только бросил он в эту кружку осколки битого стекла и пошёл себе дальше.

Прошло много лет. Человек этот добился в жизни всего. И дети, и внуки, и деньги, и хороший дом, и всеобщее уважение – всё у него уже было. Только этот эпизод из далёкой молодости не давал ему покоя, мучила его совесть, грызла. Не давала спать. И вот спустя много лет он решил найти слепого и покаяться. Приехал в город, где родился и вырос. А слепой так и сидит на том же месте с той же кружкой.

–Помнишь, много лет назад кто-то кинул тебе в кружку битое стекло?Это был я. Прости меня, – сказал человек.

–Осколки я выбросил в тот же день. А ты носил их в своём сердце много лет, – ответил слепой.

Ответьте на вопросы

1.Почему герой рассказа бросил осколки в кружку слепого?

2.Как вы думаете, когда у него появились муки совести?

3.Как жить, чтобы быть в ладу со своей совестью?


Сила любви

Притча

В одной деревеньке жил молодой парень. И был он влюблён сильно и безответно в первую красавицу на всю округу. Девушка владела сердцами почти всех юношей в деревне и очень гордилась своей привлекательностью, но никому не отдавала предпочтение.

И тогда решил юноша стать воином сильным и смелым. Он подумал, что видя могучего бойца, в обмундировании, с наградами, девушка захочет стать его женой. И ушёл он в город, на солдатскую службу. Дослужился до офицера, отличился в боях, возмужал и вернулся героем в родную деревню. Но девушка даже не посмотрела в его сторону. Впрочем, она так и не выбрала своего суженого.

Тогда влюбленный мужчина решил стать богатым, уж тогда девушка точно не устоит перед дорогими подарками. Поступил он на службу к купцу телохранителем, учился у того. И вскоре открыл своё дело, разбогател и вернулся в родную деревню всеми уважаемым купцом. Но девушка равнодушно приняла его подарки, лишь показала ещё более щедрые подношения от других соискателей её руки.

И тогда решил мужчина набраться мудрости. Оставил он все свои богатства семье и пошёл по миру искать ума. Вернулся он через несколько лет в родную деревню, слывя человеком мудрым. Но не пошёл он к дому красавицы, а стал спокойно жить, делясь с другими своей мудростью.

Прошло время, девушка так и не вышла замуж, считая недостойными её красоты все предложения. Но поток дней неумолим и каждый новый день зеркало отражало всё меньшую привлекательность женщины. И никто уже не хотел брать её в жены. Оставшись одна, пришла женщина к мудрецу и спросила, хочет ли он взять её в жены. И согласился мудрец.

Удивились люди:

—Зачем тебе в жёны такая женщина, которая, к тому же, сделала тебе так много зла?

Улыбнулся мудрец:

—Я вижу в ней столько добра! Ведь если бы не она, я бы никогда не стал тем, кем являюсь сейчас.

 

 

Магазин чувств

Притча

—Здравствуйте! — поздоровался Молодой человек, войдя внутрь магазина и рассматривая полочки с разнообразными шкатулочками и скляночками.

 —Здравствуйте! — приветливо ответила ему уже немолодая Продавщица.

 —Скажите, пожалуйста, а есть ли у вас... Любовь...?

 —О, Любовь во все времена невероятно популярна и всегда пользуется большим спросом.

 —И сколько же она стоит?

 —Очень-очень дорого. Любовь — это сильное светлое чувство, сильно концентрированное, и продаётся граммами.

 —И что же, многие у вас покупают Любовь? — продолжал расспрашивать Молодой Человек.

 —Хм... Вы верно подметили. Действительно, мало у кого хватает средств на такую покупку. Вот наша промышленность и придумала, чтобы каждый мог себе позволить любовь, продавать её со всякими добавками. И стоит такой «экономный» пакет намного дешевле и раскупается чаще.

 —Какие же это там добавки? — усмехнулся Молодой Человек.

 —Ну, например... Любовь и Ненависть, Любовь и Ревность, Любовь и Презрение, и т. п. Такие добавки сами по себе не продаются, Слава Богу, на них отдельно ещё нет покупателей. Многие на эту уценку клюют.

 —Но ведь это не их вина. Ведь если чистую консистенцию не можешь позволить себе купить, приходится выбирать, так сказать, из низшего сорта.

 —Да, Молодой Человек, Вы совершенно правы... — улыбнулась женщина.

 —Только я ведь вам чуть не забыла сказать самое важное. Любовь не обязательно покупать, её можно вырастить в себе. Она есть у большинства уже с рождения. И живет у нас внутри такое крошечное семечко Любви, которое, если за ним ухаживать, поливать и удобрять, может вырасти до большого красивого цветка. Просто не все люди верят в себя; у многих не хватает Терпения

или Внимательности...

—Итак, Молодой Человек, вы решились на что-нибудь?

—Да, конечно, — улыбнулся он в ответ.

—Мне, пожалуйста, 2кг Вдохновения и по полкило Терпения, Чуткости и Внимательности... для удобрения моего семечка Любви. Спасибо вам большое!

 До свидания!

 

 

Купить время отца

Притча

 Как-то раз один человек вернулся поздно домой с работы, как всегда усталый и задёрганный, и увидел, что в дверях его ждёт пятилетний сын.

 —Папа, можно у тебя кое-что спросить?

 —Конечно, что случилось?

 —Пап, а сколько ты получаешь?

 —Это не твоё дело! — возмутился отец.— И потом, зачем это тебе?

 —Просто хочу знать. Пожалуйста, ну скажи, сколько ты получаешь в час?

 —Ну, вообще-то, 500. А что?

 —Пап,— сын посмотрел на него снизу вверх очень серьёзными глазами.— Пап, ты можешь занять мне 300?

 —Ты спрашивал только для того, чтобы я тебе дал денег на какую-нибудь дурацкую игрушку? — закричал тот.— Немедленно марш к себе в комнату и ложись спать! Нельзя же быть таким эгоистом! Я работаю целый день, страшно устаю, а ты себя так глупо ведёшь.

 Малыш тихо ушёл к себе в комнату и закрыл за собой дверь. А его отец продолжал стоять в дверях и злиться на просьбы сына. «Да как он смеет спрашивать меня о зарплате, чтобы потом попросить денег?» Но спустя какое-то время он успокоился и начал рассуждать здраво: «Может, ему действительно что-то очень важное нужно купить. Да чёрт с ними, с тремя сотнями, он ведь ещё вообще ни разу у меня не просил денег». Когда он вошёл в детскую, его сын уже был в постели.

 —Ты не спишь, сынок? — спросил он.

 —Нет, папа. Просто лежу,— ответил мальчик.

 —Я, кажется, слишком грубо тебе ответил,— сказал отец.— У меня был тяжёлый день, и я просто сорвался. Прости меня. Вот, держи деньги, которые ты просил.

 Мальчик сел в кровати и улыбнулся.

 —Ой, папка, спасибо! — радостно воскликнул он.

 Затем он залез под подушку и достал ещё несколько смятых банкнот. Его отец, увидев, что у ребенка уже есть деньги, опять разозлился. А малыш сложил все деньги вместе и тщательно пересчитал купюры, а затем снова посмотрел на отца.

 —Зачем ты просил денег, если они у тебя уже есть? — проворчал тот.

 —Потому что у меня было недостаточно. Но теперь мне как раз хватит,— ответил ребёнок.

 —Папа, здесь ровно пятьсот. Можно я куплю один час твоего времени? Пожалуйста, приди завтра с работы пораньше, я хочу, чтобы ты поужинал вместе с нами.

 

О сердце

Притча

Жило было на свете Сердце. Оно тихонько жило в глубине души. И, в общем-то, никому не мешало.

Однажды в душу зашло Чувство. Это было давно. Чувство Сердцу понравилось. Сердце очень дорожило Чувством, боялось его потерять. Даже дверь на ключ закрывать начало. Они подолгу бродили по закоулкам души, разговаривали ни о чем, мечтали. По вечерам они вместе разводили костер, чтобы согреть душу.

Сердце привыкло к Чувству и ему казалось, что Чувство останется с ним навсегда. Чувство, собственно, так и обещало. Оно было такое романтическое. Но однажды Чувство пропало. Сердце искало его везде. Долго искало. Но потом в одном из уголков души нашло прорубленную топором дырку. Чувство просто сбежало, оставив огромную дырку.

Сердце во всем винило себя — оно слишком верило Чувству, чтобы обижаться. В память о Чувстве осталась одна дыра в душе. Она не заделывалась ничем. И ночами через нее залетал Холодный и Злой Ветер. Тогда душа сжималась и леденела.

Потом в душу пытались заглянуть еще другие чувства. Но Сердце их не пускало, каждый раз выгоняя веником через дырку. Мало-помалу чувства и вовсе перестали заходить.

Но однажды в душу постучалось совсем странное Чувство. Сначала Сердце не открывало. Чувство не полезло в дырку, как это делали предыдущие, а осталось сидеть у дверей. Весь вечер Сердце бродило по душе. Ночью улеглось спать, на всякий случай, положив веник рядом с кроватью. Прогонять никого не пришлось. Наутро, заглянув в замочную скважину Сердце, убедилось, что Странное Чувство по-прежнему сидит возле двери. Сердце начало нервничать, понимая, что нельзя прогнать того, кто еще не зашел.

Прошел еще день. Смятению Сердца не было предела. Оно поняло, что до смерти хочет пустить Странное Чувство. И до смерти боится это сделать. Сердцу было страшно. Оно боялось, что Странное Чувство сбежит, как и первое. Тогда в душе появится вторая дыра. И будет сквозняк.

Так проходили дни. Сердце привыкло к Странному Чувству у двери. И однажды, по хорошему настроению впустило-таки Странное Чувство. Вечером они разожгли костер и впервые за столько лет отогрели душу по-настоящему.

—Ты уйдешь? — не выдержав, спросило Сердце.

—Нет, — ответило Странное Чувство, — я не уйду. Но при условии, что ты не будешь меня удерживать, и не будешь запирать дверь на замок.

—Я не буду запирать дверь, — согласилось Сердце, — но ты ведь можешь убежать через старую дырку.

И Сердце рассказало Странному Чувству свою историю.

—Я не бегаю через старые дырки, — улыбнулось Странное Чувство, — я другое чувство.

Сердце ему не поверило. Но пригласило на прогулку по душе.

—А где твоя старая дыра? — полюбопытствовало Странное Чувство.

—Ну вот, — горько усмехнулось Сердце. И показало место, где располагалась дырка...

Но дыры на месте не было. Сердце слышало, как ругается злой холодный ветер с внешней стороны души.

Сердце посмотрело на Странное Чувство, улыбнулось и сказало только, что не будет запирать дверь никогда...

 

Две матери

(из книги «Притчи и истории»)

В.А. Сухомлинский

В маленькой больнице на окраине большого города лежали две матери — Чернокосая и Белокосая. Они родили сыновей. Сыновья родились в один день: у Чернокосой матери — утром, у Белокосой — вечером. Обе матери были счастливы. Они мечтали о будущем своих сыновей.

— Я хочу, чтобы мой сын стал выдающимся человеком, — говорила Белокосая мать. — Музыкантом или писателем, известным всему миру. Или скульптором, создавшим произведение искусства, которое будет жить века. Или инженером, построившим космический корабль, который полетит к далекой звезде... Вот для чего хочется жить...

— А я хочу, чтобы мой сын стал добрым человеком, — сказала Чернокосая мать. — Чтобы никогда не забывал матери и родного дома. Чтобы любил Родину и ненавидел врагов.

Каждый день к молодым матерям приходили в гости отцы. Они долго смотрели на маленькие личики своих сыновей, в глазах у них сияло счастье, изумление и умиление. Потом они сидели у кроватей своих жен и долго-долго о чём-то шепотом говорили с ними. У колыбели новорожденного мечтают о будущем — конечно, только о счастливом. Через неделю счастливые мужья, ставшие теперь отцами, увезли домой жен и сыновей.

Прошло тридцать лет. В ту же маленькую больницу на окраине большого города пришли две женщины — Чернокосая и Белокосая. В их косах уже серебрилась седина, лица были изрезаны морщинами, но женщины были такими же красивыми, как и тридцать лет назад. Они узнали друг друга. Их обеих положили лечиться в ту же палату, где три десятилетия назад они родили сыновей. Они рассказывали о своей жизни. У обеих было много радостей и ещё больше горя. Мужья их погибли на фронте. Но почему-то, рассказывая о своей жизни, они молчали о сыновьях. Наконец Чернокосая мать спросила:

—Кем же стал твой сын?

—Выдающимся музыкантом, — с гордостью ответила Белокосая мать. — Он сейчас дирижирует оркестром, который выступает в самом большом театре нашего города. Он пользуется огромным успехом. Неужели ты не знаешь моего сына? — И Белокосая назвала имя музыканта. Да, конечно, Чернокосая мать хорошо знала это имя, оно было известно многим. Недавно она читала о большом успехе этого музыканта за рубежом.

—А твой сын кем стал? — спросила Белокосая.

—Хлеборобом. Ну, чтобы тебе понятнее было — механизатором в колхозе, то есть и трактористом, и комбайнером, и на животноводческой ферме приходится работать. С ранней весны до поздней осени, пока снег укроет землю, сын мой пашет землю и сеет хлеб, убирает урожай и снова пашет землю, сеет и снова убирает... Живём мы в селе — километров сто отсюда. У сына двое детей — мальчик трех лет и девочка недавно родилась...

—Всё-таки счастье тебя обошло, — сказала Белокосая. — Твой сын стал простым, никому не известным человеком.

Чернокосая мать ничего не ответила.

И дня не прошло, а к Чернокосой матери приехал из села сын. В белом халате он сел на белую скамейку, долго-долго о чём-то шептался с матерью. В глазах Чернокосой матери светилась радость. Она, казалось, в эти мгновения забыла обо всём на свете. Она держала в своих руках сильную, загоревшую на солнце руку сына и улыбалась. Расставаясь с матерью, сын, как бы извиняясь, выложил из сумки на маленький столик виноградные гроздья, мёд, масло. “Поправляйтесь, мама”, — сказал он на прощание и поцеловал её.

А к Белокосой матери никто не пришёл. Вечером, когда в комнате воцарилась тишина и Чернокосая мать, лёжа в постели, тихо улыбалась своим мыслям, Белокосая сказала:

—У сына сейчас концерт... Если бы не концерт, он, конечно, пришёл бы.

На второй день перед вечером к Чернокосой матери снова приехал сын-хлебороб из далёкого села. Опять он долго сидел на белой скамейке, и Белокосая мать услышала, что в поле сейчас горячая пора, работают они день и ночь... Расставаясь с матерью, сын выложил на маленький столик пчелиные соты, белую паляницу и яблоки. От счастья лицо у Чернокосой женщины светилось и морщины расправились.

К Белокосой матери никто не приходил.

Вечером женщины лежали молча. Чернокосая улыбалась, а Белокосая тихо вздыхала, боясь, чтобы её вздохи не услышала соседка.

В третий день, перед вечером, к Чернокосой матери снова приехал сын-хлебороб из далёкого села — привёз два больших арбуза, виноград, яблоки... Вместе с сыном приехал трёхлетний черноглазый внук. Сын и внук долго сидели у постели Чернокосой матери; в её глазах сияло счастье, она помолодела. Белокосая мать с болью в сердце услышала, как внук рассказывал бабушке: вместе с папой он вчера полдня ездил на “капитанском мостике” комбайна. “Я тоже буду комбайнером”, сказал мальчик, и бабушка поцеловала его. Белокосая мать в эти мгновения припомнила, что её сын, выдающийся музыкант, отправляясь в длительные поездки, сдавал, как говорили в семье, маленького сына в какой-то интернат...

Месяц лежали в больнице две матери, ежедневно приезжал к Чернокосой матери сын-хлебороб из далёкого села, привозил улыбку сыновнюю, и, казалось, мать только от той улыбки выздоравливает. Казалось Белокосой матери, что, когда к её соседке приезжал сын, даже больничным стенам хотелось, чтобы мать сына-хлебороба скорее выздоровела.

К Белокосой матери так никто и не пришёл. Прошёл месяц. Врачи сказали Чернокосой матери: “Теперь вы совершенно здоровая женщина. В сердце нет ни шумов, ни перебоев”. А Белокосой матери врач сказал: “Вам ещё надо полежать. Конечно, вы тоже станете совершенно здоровым человеком”. Говоря это, врач смотрел почему-то в строну.

За Чернокосой матерью приехал сын. Он привёз несколько больших букетов красных роз. Цветы подарил врачам и сёстрам. Все в больнице улыбались.

Прощаясь с Чернокосой матерью, Белокосая попросила её остаться с ней на несколько минут наедине. Когда из палаты все вышли, Белокосая мать со слезами на глазах спросила:

—Скажи, дорогая, как ты воспитала такого сына? Ведь мы родили их в один день. Ты счастлива, а я … — и она заплакала.

—Мы расстанемся и никогда больше не увидимся, сказала Чернокосая, — потому что не может быть в третий раз такого чудесного совпадения. Поэтому я скаже тебе всю правду. Сын, которого я родила в тот счастливый день, умер... Умер, когда ему и года не исполнилось. А это... не кровный сын мой, но родной! Я усыновила его трёхлетним мальчиком. Он, конечно, смутно помнит это... Но я для него — родная мать. Ты это видела своими глазами. Я счастлива. А ты несчастный человек, и я глубоко сочувствую тебе. Если бы ты знала, как я страдала в эти дни за тебя. Уже хотела было уйти из больницы, ведь каждый приезд моего сына приносил тебе тяжёлые переживания. Выйдешь из больницы, пойди к сыну и скажи: его бездушие повернётся против него. Как он относится к матери, так и его дети будут относиться к нему. Равнодушие к отцу-матери не прощается.



Соловей и роза

О. Уальд

-Она сказала, что будет танцевать со мной, если я принесу  ей  красных роз, - воскликнул молодой Студент, - но в моем саду  нет  ни  одной  красной розы.

Его услышал Соловей, в своем гнезде на Дубе, и, удивленный, выглянул из листвы.

-Ни единой красной розы  во  всем  моем  саду!  -  продолжал  сетовать Студент, и его прекрасные глаза наполнились слезами.

-Ах, от каких пустяков зависит порою счастье! Я прочел все, что написали мудрые люди, я постиг  все тайны философии, - а жизнь моя разбита из-за того только,  что  у  меня  нет красной розы.

-Вот он наконец-то, настоящий влюбленный, -  сказал  себе  Соловей.

-Ночь за ночью я пел о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью я рассказывал о нем звездам, и наконец я увидел его. Его волосы темны, как темный гиацинт, а губы его красны, как та роза, которую он ищет; но страсть сделала  его  лицо бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.

-Завтра вечером принц дает бал, - шептал  молодой  Студент,  -  и  моя милая приглашена. Если я принесу ей красную розу,  она  будет  танцевать  со мной до рассвета. Если я принесу ей красную розу, я буду держать ее в  своих объятиях, она склонит голову ко мне на плечо, и моя рука  будет  сжимать  ее руку. Но в моем саду нет красной розы, и мне придется сидеть в  одиночестве, а она пройдет мимо. Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от горя.

-Это настоящий влюбленный, - сказал Соловей. - То, о чем я  лишь  пел, он переживает на деле; что для меня радость, то для него страдание. Воистину любовь - это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже  прекраснейшего  опала. Жемчуга и гранаты не могут купить ее, и она не выставляется на рынке. Ее  не приторгуешь в лавке и не выменяешь на золото.

-На хорах будут сидеть музыканты, - продолжал молодой Студент. 

-Они будут играть на арфах и скрипках, и моя  милая  будет  танцевать  под  звуки струн. Она будет носиться по зале с такой легкостью, что ноги ее не коснутся паркета, и вокруг нее будут толпиться придворные в расшитых одеждах.  Но  со мной она не захочет танцевать, потому что у меня нет для нее красной розы.

И юноша упал ничком на траву, закрыл лицо руками и заплакал.

-О чем он  плачет?  -  спросила  маленькая  зеленая  Ящерица,  которая проползала мимо него, помахивая хвостиком.

-Да, в самом деле, о чем? - подхватила Бабочка, порхавшая в погоне  за солнечным лучом.

-О чем? - спросила Маргаритка нежным шепотом свою соседку.

-Он плачет о красной розе, - ответил Соловей.

-О красной розе! - воскликнули все. - Ах, как смешно!

А  маленькая  Ящерица,  несколько  склонная  к  цинизму,  беззастенчиво расхохоталась.

Один только Соловей понимал страдания Студента, он тихо сидел на Дубе и думал о таинстве любви.

Но вот он расправил  свои  темные  крылышки  и  взвился  в  воздух.  Он пролетел над рощей, как тень, и, как тень, пронесся над садом.

Посреди зеленой лужайки стоял пышный Розовой Куст. Соловей увидел  его, подлетел к нему и спустился на одну из его веток.

-Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

-Мои розы белые, - ответил он, - они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах. Поди  к  моему  брату,  что  растет  возле  старых солнечных часов, - может быть, он даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту,  что  рос  возле  старых  солнечных часов.

-Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

-Мои розы желтые, - ответил  он,  -  они  желты,  как  волосы  сирены, сидящей на янтарном престоле, они желтее  златоцвета  на  нескошенном  лугу. Поди к моему брату, что растет под окном у Студента,  может  быть,  он  даст тебе то, чего ты просишь.

И Соловей полетел к Розовому Кусту, что рос под окном у Студента.

-Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою  тебе  свою  лучшую песню!

Но Розовый Куст покачал головой.

-Мои розы красные, - ответил он, - они красны, как лапки  голубя,  они краснее кораллов, что колышутся, как веер, в пещерах на дне океана. Но кровь в моих жилах застыла от зимней стужи, мороз побил мои почки,  буря  поломала мои ветки, и в этом году у меня совсем не будет роз.

-Одну только красную розу -  вот  все,  чего  я  прошу,  -  воскликнул Соловей.

-Одну-единственную красную розу! Знаешь ты способ получить ее?

-Знаю, - ответил Розовый Куст, - но он так  страшен,  что  у  меня  не хватает духу открыть его тебе.

-Открой мне его, - попросил Соловей, - я не боюсь.

-Если ты хочешь получить красную розу, - молвил  Розовый  Куст,  -  ты должен сам создать ее из  звуков  песни  при  лунном  сиянии,  и  ты  должен обагрить ее кровью сердца. Ты должен петь мне,  прижавшись  грудью  к  моему шипу. Всю ночь ты должен мне петь, и мой шип пронзит  твое  сердце,  и  твоя живая кровь перельется в мои жилы и станет моею кровью.

-Смерть - дорогая цена за красную розу, - воскликнул Соловей. -  Жизнь мила каждому!  Как  хорошо,  сидя  в  лесу,  любоваться  солнцем  в  золотой колеснице и луною в колеснице из жемчуга. Сладко благоухание боярышника, милы  синие  колокольчики  в долине и вереск, цветущий на  холмах.  Но  Любовь  дороже  Жизни,  и  сердце какой-то пташки - ничто в сравнении с человеческим сердцем!

И, взмахнув своими темными крылышками, Соловей  взвился  в  воздух.  Он пронесся над садом, как тень, и, как тень, пролетел над рощей.

А Студент все еще лежал в траве, где его оставил Соловей, и  слезы  еще не высохли в его прекрасных глазах.

-Радуйся! - крикнул ему Соловей. - Радуйся, будет у тебя красная роза.

Я создам ее из звуков моей песни при  лунном  сиянии  и  обагрю  ее  горячей кровью своего сердца. В награду я прошу у  тебя  одного:  будь  верен  своей любви, ибо,  как  ни  мудра  Философия,  в  Любви  больше  Мудрости,  чем  в Философии, - и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти.  У нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее  сладки,  как мед, а дыхание подобно ладану.

Студент привстал на локтях и слушал, но он не понял того,  что  говорил ему Соловей; ибо он знал только то, что написано в книгах.

А Дуб понял и опечалился, потому что  очень  любил  эту  малую  пташку, которая свила себе гнездышко в его ветвях.

-Спой мне в последний раз твою песню, - прошептал он. - Я буду  сильно тосковать, когда тебя не станет.

И Соловей стал  петь  Дубу,  и  пение  его  напоминало  журчание  воды, льющейся из серебряного кувшина.

Когда Соловей кончил петь, Студент поднялся с травы, вынул  из  кармана карандаш и записную книжку и сказал себе, направляясь домой из рощи:

-Да, он мастер формы, это у него отнять нельзя.  Но  есть  ли  у  него чувство? Боюсь, что нет. В  сущности,  он  подобен  большинству  художников: много виртуозности и ни капли искренности. Он никогда  не  принесет  себя  в жертву другому. Он думает лишь о  музыке,  а  всякий  знает,  что  искусство эгоистично. Впрочем, нельзя не признать, что иные из его трелей  удивительно красивы.  Жаль  только,  что  в  них  нет  никакого  смысла  и  они   лишены практического значения.

И он пошел к себе в комнату, лег на узкую койку и стал думать  о  своей любви; вскоре он погрузился в сон.

Когда на небе засияла луна, Соловей прилетел к Розовому  Кусту,  сел  к нему на ветку и прижался к его шипу. Всю ночь он пел,  прижавшись  грудью  к шипу, и холодная хрустальная луна слушала, склонив свой  лик.  Всю  ночь  он пел, а шип вонзался в его грудь все глубже и глубже,  и  из  нее  по  каплям сочилась теплая кровь.

Сперва он пел о том, как прокрадывается  любовь  в  сердце  мальчика  и девочки. И на Розовом Кусте, на самом верхнем  побеге,  начала  распускаться великолепная роза. Песня за песней - лепесток за лепестком. Сперва роза была бледная,  как  легкий  туман  над  рекою,  -  бледная,  как  стопы  зари,  и серебристая, как крылья  рассвета.  Отражение  розы  в  серебряном  зеркале, отражение розы в недвижной воде - вот  какова  была  роза,  расцветавшая  на верхнем побеге Куста.

А Куст кричал Соловью, чтобы тот еще крепче прижался к шипу.

-Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то  день  придет  раньше, чем заалеет роза!

Все крепче и крепче прижимался Соловей к шипу, и песня его звучала  все громче и громче, ибо он пел о зарождении страсти в душе мужчины и девушки.

И лепестки розы окрасились нежным румянцем, как лицо жениха,  когда  он целует в губы свою невесту. Но шип еще не проник в сердце Соловья, и  сердце розы оставалось белым, ибо  только  живая  кровь  соловьиного  сердца  может обагрить сердце розы.

Опять Розовый Куст крикнул Соловью, чтобы тот крепче прижался к шипу.

-Крепче прижмись ко мне, милый Соловушка, не то  день  придет  раньше, чем заалеет роза!

Соловей еще сильнее прижался к шипу, и  острие  коснулось  наконец  его сердца, и все тело его вдруг  пронзила  жестокая  боль.  Все  мучительнее  и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в  Смерти,  о  той  Любви, которая не умирает в могиле.

И стала алой великолепная роза, подобно утренней заре на востоке.  Алым стал ее венчик, и алым, как рубин, стало ее сердце.

А голос Соловья все слабел и  слабел,  и  вот  крылышки  его  судорожно затрепыхались,  а  глазки  заволокло  туманом.  Песня  его  замирала,  и  он чувствовал, как что-то сжимает его горло.

Но вот он испустил свою последнюю трель. Бледная луна  услышала  ее  и, забыв о  рассвете,  застыла  на  небе.  Красная  роза  услышала  ее  и,  вся затрепетав в экстазе, раскрыла свои лепестки навстречу прохладному дуновению утра. Эхо понесло эту трель к своей багряной  пещере  в  горах  и  разбудило спавших там пастухов. Трель прокатилась по речным камышам, и  те  отдали  ее морю.

-Смотри! - воскликнул Куст. - Роза стала красной! Но Соловей ничего не ответил. Он лежал мертвый в высокой траве, и в сердце у него был острый шип.

В полдень Студент распахнул окно и выглянул в сад.

-Ах, какое счастье! - воскликнул он. - Вот она, красная роза. В  жизни не  видал  такой  красивой  розы!  У  нее,  наверное,  какое-нибудь  длинное латинское название.

И он высунулся из окна и сорвал ее.

Потом он взял шляпу и побежал к Профессору, держа розу в руках.

Профессорская дочь  сидела  у  порога  и  наматывала  голубой  шелк  на катушку. Маленькая собачка лежала у нее в ногах.

-Вы обещали, что будете со мной танцевать, если я принесу вам  красную розу! - воскликнул Студент. - Вот самая красная роза на свете. Приколите  ее вечером поближе к сердцу, и, когда мы будем танцевать,  она  расскажет  вам, как я люблю вас.

Но девушка нахмурилась.

-Боюсь, что эта роза не подойдет к моему туалету, - ответила она.

-К тому же  племянник  камергера  прислал  мне  настоящие  каменья,  а  всякому известно, что каменья куда дороже цветов.

-Как вы неблагодарны! - с горечью сказал  Студент  и  бросил  розу  на землю.

Роза упала в колею, и ее раздавило колесом телеги.

-Неблагодарна? - повторила девушка. - Право же, какой вы грубиян! Да и кто вы такой, в конце концов? Всего-навсего студент. Не думаю,  чтоб  у  вас были такие серебряные пряжки к туфлям, как у камергерова племянника.  И она встала с кресла и ушла в комнаты.

-Какая глупость - эта Любовь, - размышлял Студент, возвращаясь  домой.

-В ней и наполовину нет той пользы, какая есть  в  Логике.  Она  ничего  не доказывает, всегда обещает несбыточное и заставляет  верить  в  невозможное. Она удивительно непрактична, и так  как  наш  век  -  век  практический,  то вернусь я лучше к Философии и буду изучать Метафизику.

И он вернулся к себе в комнату,  вытащил  большую  запыленную  книгу  и принялся ее читать.

 

Как люди потеряли улыбки

Ш.А. Амонашвили

Высоко в горах было глухое селение.

Глухое не потому, что жители глухие. А потому, что остальной мир был глухим к нему.

Люди в селении жили как единая семья. Младшие почитали старших, мужчины почитали женщин.

В их речи не существовало слов: обида, собственность, ненависть, горе, плач, печаль, корысть, зависть, притворство. Не знали они этих и подобных слов потому, что не было у них того, что можно было бы назвать ими. Они рождались с улыбкою, и с первого дня до последнего сияющая улыбка не сходила с их лиц.

Мужчины были мужественными, а женщины – женственными.

Дети помогали старшим по хозяйству, играли и веселились, высоко лазали на деревья, собирали ягоды, купались в горной речке. Взрослые учили их языку птиц, животных и растений, и дети от них узнали очень многое. Почти все законы Природы им были известны.

Старшие и младшие жили с Природой в гармонии.

По вечерам все собирались у костра, посылали улыбки звездам, каждый выбирал свою звезду и разговаривал с ней. От звезд они узнавали о законах Космоса, о жизни в других мирах.

Так было у них с незапамятных времен.

Однажды объявился в селении человек и сказал: «Я учитель».

Обрадовались люди прихожему. Доверили они ему своих детей в надежде, что учитель научит их более важным знаниям, чем давали им Природа и Космос.

Только недоумевали люди: почему учитель не улыбается, как это так – его лицо без улыбки?

Учитель приступил к обучению детей.

Шло время, и все заметили, что дети явно менялись, скорее всего, их как будто подменяли. Они становились раздражительными, потом появилось озлобление, дети все чаще ссорились между собой, отнимали вещи друг у друга. Научились они насмешкам, кривым и лукавым улыбкам. С их лиц стиралась прежняя, обычная для всех жителей села улыбка.

Люди не знали, хорошо это или плохо, ибо самого слова «плохо» тоже не было у них.

Они были доверчивыми и считали, что все это и есть новые знания и умения, которые принес их детям учитель из остального мира.

Прошло несколько лет. Дети повзрослели, и изменилась жизнь в глухом горном селении: люди стали захватывать земли, оттесняя с них слабых, оградили их и назвали своей собственностью. Стали они недоверчивыми друг к другу. Забыли о языках птиц, животных и растений. Каждый потерял свою звезду на небе.

Зато в домах появились телевизоры, компьютеры, сотовые телефоны, выросли гаражи для автомобилей.

Люди потеряли свои сияющие улыбки, но усвоили грубый хохот.

Смотрел на все это учитель, который так и не научился улыбаться, и гордился: в глухом горном селении приобщил он людей к современной цивилизации...

 

Дайте мне дар ваш

Ш.А. Амонашвили

Провели учителя совещание и пришли к выводу: чтобы сеять добро в учениках, надо чтобы те открыли им свои Сердца.

Но как добиться этого?

–Может быть, наука нам поможет? – сказали они и направились на курсы повышения квалификации.

Там профессора объяснили им принципы, методы, формы обучения, говорили о целях и методах воспитания, рассказали о стандартах образования, о реформах и концепциях. Потом выдали свидетельства о повышении квалификации и сказали: «Дерзайте!»

Применили учителя полученные знания на практике, но ученики не открыли им свои Сердца.

–Не хватает нам психологических знаний! – решили они.

И поспешили получить вторую специальность.

Наполнили свой ум массой психологических понятий и приступили к практике.

Но ученики всё же не дали им заглянуть в свои Сердца.

–Наверное, поможет Запад!

И пригласили из-за океана специалистов по «новым технологиям образования». Те приняли менторскую позу и научили их неким туманным «интерактивным технологиям», которые, как они уверяли, сверхсовременные или даже из будущего.

Но эти сверхновые технологии тоже не сработали.

Опечалились учителя, не могут найти путь к Сердцам своих учеников, чтобы сеять в них семена добра.

–Может быть, спасет Мудрость? – сказали они.

И нашли Мудреца, сидевшего в пещере.

–О, Мудрец, – взмолились они, – укажи нам путь к Сердцам наших учеников, чтобы сеять в них зерна добра, иначе поколение становится жестоким!

Сказал им Мудрец:

–Дам вам путь к Сердцам ваших учеников, но отдайте мне взамен дар ваш!

Учителя переглянулись: какого дара от них требует Мудрец?

Тогда Мудрец сказал:

–Если у кого есть раздражение,

Дай мне раздражение.

Если у кого есть гнев,

Дай мне гнев.

Если у кого есть жестокость,

Дай мне жестокость.

Если у кого есть грубость,

Дай мне грубость.

Если у кого есть сомнение,

Дай мне сомнение.

Если у кого есть ненависть,

Дай мне ненависть.

Если у кого есть злоба,

Дай мне злобу.

Если у кого есть страх,

Дай мне страх.

Если у кого есть предательство

Дай мне предательство.

Если у кого есть суеверие,

Дай мне суеверие.

Если у кого есть саранча мыслей,

Дай мне саранчу мыслей.

А если дадите пригоршню дурных привычек,

Я приму и эти пыльные погремушки.

Но не забудьте, чего достоин тот,

Кто отнимет однажды подаренное.

Итак, я принял все пороки вашего Сердца,

И оно становится чистым.

И открываю Вам Мудрость:

Путь к Сердцу ученика есть чистое Сердце учителя.


История любви Аннеты

Эрих Мария Ремарк

Аннета Штоль выросла в маленьком университетском городе в Средней Германии. Это была свежая, юная и смешливая девушка со светлым оттенком лица. Школу она посещала без особого рвения и питала слабость к сластям и кинофильмам. Ее другом детства был Герхард Егер, худой и долговязый мальчик, года на три постарше ее, большой любитель книг и серьезных разговоров.

Они были соседями, и их родители дружили. Так и получилось, что оба выросли вместе, как брат и сестра. Ее приключения были и его приключениями: заброшенные сады, извилистые улочки, воскресные дни с колокольным звоном, летние луга, сумерки, звезды, душистый воздух и напряженное, неизведанное очарование юных лет — все это было у них общим.

Позже их жизнь пошла по-другому. Девушка, не по годам взрослая и хорошенькая, обрела холодное самообладание шестнадцатилетней кокетки. Из открытого и такого знакомого сада детского товарищества она вдруг попала в область неясных и захватывающих тайн. Молодой Герхард Егер, еще недавно бывший ее старшим другом и защитником ее детства, теперь стал казаться ей беспомощным, намного более молодым, чем она сама, и даже почти смешным в своей нерешительной задумчивости. Ей нравилось только то, что шло гладко и без препятствий, и было нетрудно предсказать ее дальнейшее бытие. Оно представлялось вполне определенным, мирным и совершенно обыденным, с респектабельным супругом и здоровыми детьми.

Когда Герхард сдал университетские экзамены за первый семестр, они уже стали чужими друг другу.

Потом началась война. Весь городок заразился всеобщим лихорадочным возбуждением. С каждым днем все большее число абитуриентов заменяло пестрые студенческие фуражки на серые полковые шапки добровольцев, и на их мальчишеских лицах уже появилось выражение какой-то отрешенности, они выглядели серьезнее, старше, но и прекраснее в своей юношеской готовности принести себя в жертву. И все же они были еще слишком близки к школьным партам, к гребному клубу и вечерним эскападам — слишком близки к мирным временам, чтобы сколько-нибудь отчетливо понимать, что все это значит и куда они идут.

Герхард Егер оказался в числе первых добровольцев. Спокойного, неуверенного в себе, задумчивого юношу словно подменили. Казалось, он пылает каким-то внутренним огнем, правда, еще весьма далеким от необузданной восторженности университетских профессоров, охваченных военным угаром. Он и его товарищи видели в войне нечто большее, чем просто борьбу и самозащиту; для них она была великим прорывом в будущее, призванным смести устаревшие идеалы самодовольного и упорядоченного бытия, омолодить состарившуюся жизнь общества.

Воскресным днем они все вместе отправились на фронт. На вокзале собралось множество плачущих, взволнованных и ликующих друзей и родственников. Сюда пришел почти весь город. Везде были цветы, ветки со свежей зеленью торчали из стволов винтовок, играл военный оркестр, повсюду раздавались крики и призывы. Едва поезд тронулся, как Герхард Егер вдруг увидел на перроне Аннету, она шла рядом с окном его купе и махала рукой кому-то в другом вагоне. Он схватил ее за руку.

—Аннета…

Она рассмеялась и бросила ему остаток своих цветов.

—Привези мне что-нибудь приятное из Парижа!

Он кивнул, но уже ничего не мог ответить — поезд убыстрял ход, и над вокзалом стоял гул песен и звонкий грохот духового оркестра. Белое, трепыхавшееся на ветру летнее платье девушки было последним воспоминанием, которое он увез с собой.

В первые месяцы Аннета мало что слышала про Герхарда. Потом постепенно и все чаще от него стали приходить письма и открытки полевой почты. Ее это удивляло, она не могла понять, чего это он вдруг так часто пишет ей. Еще меньше она понимала, почему эти письма — и с каждым месяцем все более явственно — посвящены воспоминаниям об их совместном детстве. Она ожидала ярких описаний смелых атак и каждый раз бывала разочарована, читая лишь про то, что ей было хорошо известно и скучно.

В дни сражения во Фландрии бригада Герхарда понесла страшные потери. Через несколько дней его родителям пришло короткое извещение, что из двухсот только он и двадцать семь других пока еще не ранены. Аннета, в свою очередь, получила длинное письмо, в котором Герхард почти страстно пытался воскресить в ее памяти какое-то майское утро и вишню в цвету за обходной галереей собора. Аннета показала письмо Герхарда его отцу. Читая, тот в недоумении качал головой. Им владели более высокие идеалы, и он был бы счастлив, если бы его сын выказал хоть немного геройского духа. Пожав плечами, Аннета отложила это написанное убористым почерком письмо в сторону — она ничего не помнила про это майское утро.

Тем больше было изумление обоих, когда вскоре после этого они узнали, что в ходе фландрской битвы Герхард проявил такую отвагу, что прямо на поле боя был награжден и повышен в чине.

Вскоре он приехал на побывку домой: крепкий, стройный и загорелый, совсем не такой, каким Аннета могла представить его себе по письмам. В противоположность своему горделиво-болтливому отцу он стал вдвойне серьезен, порою даже как-то по-особенному рассеян и вообще не от мира сего. Оставшись в первый раз с Аннетой наедине, он повел себя довольно странно — битый час почти ничего не говорил, беспомощно озирался по сторонам, изредка неожиданно заглядывал ей прямо в глаза, а потом вдруг взял ее за руку и спросил, а не пожениться ли им. И очень упорно, хоть и негромко, продолжал настаивать на своем, даже когда услышал ее возражение, что они, мол, еще слишком молоды. Ему было девятнадцать, а ей не исполнилось и семнадцати.

В ту пору поспешные военные браки или помолвки не считались чем-то необычным, а были как бы составной частью всеобщей экзальтации. Несколько удивленная поначалу, Аннета быстро свыклась с этой мыслью, придя к выводу, что вообще-то действительно очень заманчиво оказаться среди всех своих школьных подруг первой замужней женщиной. Да ей и был вполне по душе этот мужественного вида офицер, в которого превратился некогда мечтательный Герхард ее детства. А большего, пожалуй, и не требовалось. Ее родители, состоятельные, добродушные, к тому же еще и патриоты, дали свое согласие на этот брак, даже обрадовались ему — предстоявшая свадьба давала повод для большого семейного праздника.

Торжество началось в полдень. Часа через два, во время свадебного обеда, принесли экстренный выпуск газеты, где сообщалось о новой крупной победе на Восточном фронте. Отец Герхарда распорядился принести еще и другие газеты и громко зачитал перед собравшимся обществом все корреспонденции на эту тему. Десять тысяч русских взяты в плен! Гости блаженствовали от избытка радостных чувств. Произносились речи, распевались патриотические песни, и Герхард в своем сером мундире являл собой воплощение идеалов, опьянявших их всех.

Священник пожал ему руку, учитель похлопал по плечу, отец призвал его с той же целеустремленностью продолжать бить врага, и все присутствующие по очереди подходили к нему с полными бокалами, чтобы выпить «за победу, славу и удачу в бою». Но Герхард становился все более угрюмым и молчаливым, потом совершенно неожиданно вскочил, поднял бокал и на глазах у замерших в ожидании гостей так сильно грохнул им по столу, что разбил его вдребезги.

—Вы… — вымолвил он. — Вы… — И потемневшими блестящими глазами оглядел каждого. — Что вы можете знать обо всем этом?.. — И вышел из столовой.

В течение вечера и всей ночи, до крайности взбудораженный, он говорил с Аннетой так, точно хотел удержать что-то такое, что грозило ускользнуть от него, — рассуждал о молодости, о цели жизни. Все время он говорил только о ней, и все-таки ей не раз показалось, что вовсе не она занимает его мысли.

На следующий вечер он уехал обратно на фронт. Но весь день напролет старался оставаться с ней вдвоем. Он был как в бреду. Никого другого не хотел видеть, только бродил с ней по площадям, садам да по прибрежному лугу, пока не пришла пора собираться в путь. Поведение Герхарда казалось ей странным, она даже начала слегка побаиваться его. Прощаясь, он крепко обнял ее и говорил торопливо, заикаясь от спешки, словно многое еще оставалось недосказанным, несделанным. Потом вспрыгнул на подножку уже тронувшегося вагона.

Через четыре недели он пал в бою, и Аннета стала семнадцатилетней вдовой.

Война продолжалась, и годы становились все более кровавыми, наконец в маленьком городе едва ли нашелся бы дом, чьи обитатели не носили траурных повязок; а судьба Аннеты, о которой на первых порах довольно часто говорили, померкла на фоне еще более жестоких испытаний, выпавших на долю семейств, где оплакивали и отцов, и сыновей. И ее печаль постепенно отошла. Она была еще слишком молода, и немногие дни, что они провели вместе, были для нее недостаточны, чтобы всерьез считать Герхарда своим супругом. В ее памяти он остался только другом юности, который, как и многие другие, был убит на войне.

Но всем бросалось в глаза, что теперь в ее жизнь вошла некоторая замкнутость. С бывшими подружками ее, в сущности, ничто не связывало — в ней уже не было прежней девичьей непосредственности. С другой стороны, она не могла причислить себя и к кругу взрослых — в ней оставалось еще слишком много от все той же девичьей непосредственности. Вот и вышло, что она не знала толком, как себя вести. Слишком многое произошло и слишком быстро прошло.

Но события последних лет не оставляли ей времени на раздумья. С утра до вечера она работала помощницей сестры милосердия в одном из госпиталей. Водоворот времени захлестнул всех и вся.

А потом перемирие, революция, пора путчей, кошмар инфляции, и, наконец, когда все это кончилось, Аннета пришла в себя, она не без некоторого удивления обнаружила, что стала двадцатипятилетней женщиной, а жизнь ее так ничем и не обогатилась. Ибо о Герхарде она теперь уже почти совсем не вспоминала.

Вскоре умерли ее родители. Их состояние настолько поубавилось, что Аннета была рада получить место медсестры в одном северогерманском городе. Там она через несколько месяцев познакомилась с мужчиной, который стал ухаживать за ней и просил выйти за него. Сначала она колебалась, но потом и сама прониклась к нему симпатией, и был назначен день свадьбы.

Тут-то, казалось, ей бы и зажить счастливой жизнью, но она почему-то потеряла покой. Что-то в ней — она и сама не знала что — заставляло ее страшиться будущего. Она ловила себя на том, что вдруг впадала в задумчивость, рассеянно слушала заговаривавших с нею людей. Мысли туманились, сгущались в мрачную, смутную меланхолию. По ночам она беспричинно просыпалась со слезами на глазах. Потом пыталась преодолеть этот постепенно выросший перед нею и непонятный барьер каким-то неистово страстным стремлением научиться дарить нежность другому.

Иногда, сидя одиноко в своей комнате, она подолгу глядела в окно на голые, серые стены домов напротив, и ей начинало казаться, будто эти стены рассыпаются, превращаются в легкую, прозрачную дымку, за которой распахиваются ворота, а дальше видны узкие улицы, двускатные крыши, летние луга и запущенные, нагретые солнцем сады, — и тогда ее охватывала острая тоска по родным местам. Наконец она убедилась в необходимости съездить домой, иначе ее тяжелое состояние не пройдет. Это только тоска по родине, думала она, и, чтобы успокоиться, надо вернуться туда и увидеть все снова.

И вот в сопровождении жениха она отправилась на несколько дней в родной город.

Они приехали вечером. Аннета была очень взволнована. Едва разложив свои вещи в гостинице и оставив там жениха, она ушла.

Она стояла перед зданием, некогда бывшим ее отчим домом. Забежала в сад и разволновалась еще сильнее. Сияла луна, и крыши поблескивали. Воздух был напоен весенним духом, и она вдруг почувствовала, что перед ней что-то открывается, какое-то новое начало — оно уже поднималось над горизонтом, надвигалось на нее, нужно было что-то вспомнить и точно назвать.

Она шла по лугу. Трава отяжелела от росы. Вишни в цвету мерцали, как свежевыпавший снег. И потом совершенно внезапно — голос. Отрешенный, забытый, затонувший голос, отрешенное, забытое, затонувшее лицо; внутри ее что-то вскрылось, что-то бездыханное, бесконечно далекое, невообразимо усталое, тягостное, печальное, а она ведь уже совсем перестала думать об этом; и теперь это всколыхнулось, стало сильнее, чем когда-либо в прежней жизни. Герхард Егер! И как-то сразу он стал очень любимым, навек утраченным, хотя никогда и не принадлежавшим ей по-настоящему.

Она вернулась в гостиницу оцепенелая, нетвердо держась на ногах. Посмотрела на своего нареченного. До чего ж он был ей чужим! Он стоял перед ней, живой и здоровый, и она почти ненавидела его. С трудом вымолвила несколько необходимых слов. Он хотел объясниться, умолял ее обдумать все снова, обещал ждать. В ответ она только кивала и просила оставить ее одну.

Память о немногих днях супружества с Герхардом теперь обернулась для Аннеты мучительной тайной. Она достала его письма и, рыдая, перечитывала их. Ей удалось разыскать несколько его бывших товарищей, и она без устали расспрашивала их про все, что они о нем знали. Один из них часто разговаривал с ним, даже в день его гибели. Впервые Аннета услышала, какой в действительности была эта война; впервые осознала, о чем говорил Герхард в ночь перед своим отъездом; впервые поняла, о какой жизни с ней он мечтал. Ему хотелось тихого спокойного прибежища, мирной пристани, хотелось маленького, негаснущего костра любви среди всей этой нескончаемой ненависти, искры человечности среди этого всеобщего взаимоистребления, тепла, доверия, почвы, на которой можно стоять, земли, родины, моста, по которому он мог бы вернуться.

Ее охватили раскаяние и любовь. Она, для которой все это было суетным, мелким тщеславием, легкомысленной склонностью к необычному, маленькой дружбой с примесью удовлетворенного женского кокетства, она, так скоро позабывшая и почти ни разу не вспомнившая его, теперь вдруг начала любить — любить исчезнувшую тень.

Она стала жить в полном уединении. Знакомые пытались переубедить ее, помочь вновь обрести себя. Но это ничего не дало. Если бы она жила с реальным человеком, то, возможно, избавилась бы от этого состояния, но она жила только с воспоминанием.

Она делалась все более странной. Часто, будучи одна в комнате, громко разговаривала сама с собой. Прошло еще немного времени, и она лишилась работы. Позже примкнула к небольшой секте, проводившей спиритические сеансы. Однажды ей показалось, что она видит Герхарда. Он шел к ней… Так проходили годы… И наступил день, когда ее не стало… Последнее, что она видела, был темный крест оконной рамы, за которым стояло закатное солнце.


Притча о чашке чая

Есть хорошая восточная история об одном профессоре, который пришел к мастеру Дзен для того, чтобы задать ему множество вопросов. Очень умный человек, профессор, одним словом. По дороге к мастеру Дзен он долго взбирался по какой-то горе (хижина мастера была на вершине) и весь вспотел. И войдя в хижину, он уже был готов задавать вопросы, но мастер, видя его такое настроение, сказал: «Просто сядьте, спокойно отдохните.

Вы очень устали, поднимаясь сюда. Попейте чая». И началась вся эта восточная церемония. Но профессор… Его вопросы словно кипели у него внутри. Он начал их задавать, а мастер Дзен никуда не торопился. Профессор задавал вопросы один за другим, а мастер просто спокойно наливал очень медленно чай в его чашку. Тот один за другим задавал вопросы, выпаливая все то, о чем он думал. Задавал вопросы, давал свои собственные объяснения, говорил: «Это нужно понимать так, а Вы как считаете?»

Потом был следующий вопрос, и снова его собственное понимание, как все устроено в этом мире… Ну, одним словом, профессор. Мастер спокойно наливал чай дальше. Он никуда не торопился. И в какой-то момент чай стал просто переливаться через чашку, а профессор продолжал задавать свои вопросы. И мастер продолжал просто лить, внимательно его слушая. Чай начал стекать с чашки, образовалась небольшая лужица, которая стала постепенно увеличиваться, и, наконец, она коснулась одежды этого профессора. Он почувствовал что-то горячее, очнулся, увидел, что происходит какая-то несуразная ситуация. «Зачем Вы льете?! Все проливается!», - сказал он. И мастер Дзен спокойно на него посмотрел и сказал:

«Пока Вы не освободите свой ум, что я могу Вам ответить?»

Олег Гадецкий

Притча «Я оставил её там, на берегу»

Два суфия-монаха шли по лесу. Они шли молча, полностью погрузив сознание во внутреннюю медитацию. В этом мире для них не осталось ничего привлекательного. Каждый поставил цель достичь высшего совершенства. Они подошли к небольшой реке и заметили молодую женщину, которая в растерянности смотрела на быстрый поток воды, не зная, как перейти на другой берег.

Увидев двух монахов, она обратилась к ним за помощью. Тот, который был старше, молча подошел к ней и, взяв на руки, спокойно перенес ее. Река осталась далеко позади, прошло уже несколько часов после того эпизода. Наконец младший не выдержал:

– Как ты мог так поступить?! Ты же дал обет, отрекся от мира! Как ты мог взять ее на руки?

Старший спокойно посмотрел на своего попутчика.

– Я перенес ее через реку и оставил там, на берегу, а ты несколько часов продолжаешь нести ее в своем уме.

Из книги Олега Гадецкого «Законы судьбы, или Три шага к успеху и счастью»

Три типа людей

Однажды Акбару, царю Индии, были присланы в подарок три одинаковые золотые фигурки и письмо. В письме говорилось, что каждая из фигурок имеет свои значение и ценность.

Акбар позвал своих советников и приказал определить различия. Долго ученые мужи взвешивали их, замеряли длину, проверяли пробу золота, но так и не смогли обнаружить ни внешних, ни внутренних различий. Они только разводили руками, признавая свою беспомощность.

Лишь мудрец Бирбал не сдавался. Он нашел маленькие отверстия в ушах фигурок и просунул в них тоненькую золотую проволочку. У первой фигурки конец проволочки вышел из второго уха, у второй – изо рта, а у третьей – через пупок. Подумав немного, он сказал:

– Решение загадки найдено.

Первая фигурка символизирует человека, у которого в одно ухо влетает, а из другого вылетает.

Вторая напоминает человека, который, едва дослушав сказанное, сразу же спешит рассказать это другим, не утруждая себя подумать над этим.

Третья же фигурка схожа с тем, кто запоминает услышанное и старается пропустить через собственное сердце. Эта фигурка самая ценная.

Из книги Олега Гадецкого "Законы судьбы, или Три шага к успеху и счастью". 

Притча о том, на что следует тратить время

Один мудрец взял пустой кувшин и наполнил его доверху небольшими камнями. Он собрал своих учеников и задал им первый вопрос: «Скажите, уважаемые, полон ли мой кувшин?», на что те ответили: «Да, полон».

Тогда мудрец взял полную банку с горохом и высыпал содержимое в кувшин с камнями. Горох занял свободное место между камнями. Задал мудрец второй вопрос: «Полон ли теперь мой кувшин?» Ученики вновь подтвердили, что полон. Тут мудрец взял коробку с песком и ее содержимое тоже высыпал в кувшин. Песок просочился сквозь горох и камни и занял все свободное место.

Сказал мудрец: «Я хотел, чтобы вы осознали, что кувшин – это наша жизнь. Камни – самые главные составляющие жизни каждого. Горох – это вещи, которые иметь приятно, но это не самое важное. Песок символизирует мелочи, которых полно в жизни любого человека.

Если сначала кувшин наполнить песком, не останется места для гороха и тем более камней. Так же и в жизни: если тратить время на пустяки, не останется времени на самое главное».


Выбор в сердце

Однажды некто пришел к Соломону и сказал ему: «Царь, помоги мне! Каждый раз, когда мне приходится делать выбор, я не могу спокойно спать – мечусь, и страдаю, и раздумываю, то ли я сделал, что должно. Что мне делать?»

И ответил мудрый царь: «Выбора не существует».

И еще спросил он: «Ты бы бросился в реку, увидев тонущего ребенка?»

Ответил ему проситель: «Конечно, царь!»

Тогда изрек Соломон: «И вчера, и сегодня, и завтра?»

«Да», – был ему ответ.

И сказал Соломон: «Вот видишь – выбора не существует. Из чего выбирать, если всякий раз ты знаешь, как поступил бы, еще до того, когда приходит черед действий? Представив себе в подробностях любое событие, ты сразу знаешь, что делать. Всякий раз ты будешь выбирать наилучшее для тебя, и при одинаковых обстоятельствах ты всегда будешь действовать одинаково – и вчера, и сегодня, и завтра».

И еще сказал Соломон: «Единственное, где мы действительно можем делать выбор, – это в своем сердце. Измени себя, и то, что ты, не задумываясь, сделал бы вчера, завтра уже не покажется тебе наилучшим. Тогда, и только тогда, сможешь ты поступить по-другому. Так что иди с миром и знай, что все, что ты ни делал, было для тебя лучшим действием из возможных».

Проситель поклонился до земли и вышел, и с тех пор он спал спокойно.


Император Акбар и нищий

За доброжелательность и справедливость к людям, императора Акбара называли Хранителем человечества. В своё правление он значительно расширил и укрепил Индию, как государство.

Часто, по обычаю того времени, царь Акбар объезжал свою столицу в богатой карете с упряжкой из восьми лошадей. Герольды и телохранители трубили о его приближении по всем городским кварталам. Царь издал строгий указ: останавливаться всякий раз, когда кто-либо из его подданных хочет обратиться к нему лично с жалобой или прошением.

Однажды возничий остановил лошадей, потому что один нищий-калека протянул к царю руки с мольбой о милостыне. Он громко восхвалял Акбара и восклицал: «Только царь может мне помочь! Только царь может сделать меня счастливым!»

Правитель обратил внимание на то, что неподалёку сидел ещё один нищий и, как бы возражая первому, громко кричал: «Надейся на Бога, а не на царя! Только Бог может помочь! Только Бог может дать человеку счастье!»

Акбар задумался над их словами. Возвратившись во дворец, он велел испечь каравай хлеба и запечь в нём слиток золота и драгоценные камни. На следующий день он специально поехал по этой дороге. Сцена повторилась, и Акбар отдал хлеб тому нищему-калеке, который взывал к милости царя. Второму же нищему он не дал ничего, потому что тот не обращался с просьбой к нему, а взывал только к Богу.

Через некоторое время он снова проезжал по этой улице. Возничий опять остановил лошадей, потому что нищий-калека протягивал руки с мольбой о помощи к царю. Царь вышел из кареты и спросил его: «Почему ты опять просишь меня о помощи? Разве я не дал тебе каравай хлеба, в котором было большое богатство?»

Нищий-калека был удивлён: «Я не знаю, о каком богатстве ты говоришь. Хлеб, который ты дал мне, показался слишком тяжелым, и я решил, что он плохо испечён. Поэтому я отдал его моему соседу-нищему за 10 монет».

Царь посмотрел вокруг. Второго нищего рядом не было. Тогда он велел разузнать, что стало с ним. Ему доложили, что нищий отдал хлеб своей жене, и та обнаружила в нём золото и драгоценные камни, купила дом и поправила все дела. Тогда Акбар посоветовал другому нищему взывать отныне не к царю, а к Богу, и уповать лишь на Его милость. Ведь только Бог может помочь!


Притча об отношении к сложностям, которые преподносит жизнь

Приходит к отцу дочь – молодая девушка и говорит:

—Отец, я устала, у меня такая тяжёлая жизнь, такие трудности и проблемы, я всё время плыву против течения, у меня нет больше сил… Что мне делать?

Отец вместо ответа поставил на огонь 3 одинаковых кастрюли с водой, в одну бросил морковь, в другую положил яйцо, а в третью насыпал кофе. Через некоторое время он вынул из воды морковь и яйцо и налил в чашку кофе из 3-ей кастрюли.

—Что изменилось? — спросил он свою дочь.

—Яйцо и морковь сварились, а кофе растворился в воде, — ответила она.

—Нет, дочь моя, это лишь поверхностный взгляд на вещи. Посмотри — твёрдая морковь, побывав в кипятке, стала мягкой и податливой. Хрупкое и жидкое яйцо стало твёрдым. Внешне они не изменились, они лишь изменили свою структуру под воздействием одинаковых неблагоприятных обстоятельств – кипятка. Так и люди – сильные внешне – могут расклеиться и стать слабыми там, где хрупкие и нежные лишь затвердеют и окрепнут…

—А кофе? — спросила дочь.

—О! Это самое интересное! Кофе полностью растворился в новой враждебной среде и изменил её – превратил кипяток в ароматный напиток.

Есть особые люди, которых изменяют сами обстоятельства и превращают их в нечто новое и прекрасное, извлекая пользу и знания из ситуации…


Избежать одиночества

Один человек пришёл к Учителю и пожаловался:

— Учитель, я не вижу никакого смысла в своей жизни. Всё в итоге сводится к формуле «работа-дом-работа». Работа скучна, и я каждый раз с трудом досиживаю до конца рабочего дня. Но дома ещё хуже — не знаешь, чем заняться и как убить свободное время. У знакомых свои дела, им не до меня. А потому, когда я хочу с ними встретиться, чтобы хоть как-то скрасить своё одиночество, они находят различные причины для отказа. В последнее время я всё чаще думаю, как бы поскорей дожить эту жизнь до конца.

— Ты слишком обращён в себя. Тебе нужно учиться видеть окружающее. Пойдём со мной, — сказал Учитель.

В пути человек думал: «Разве это настоящий Учитель? Похоже, что он так и не разобрался в моей проблеме. Ничего толком не сказал. Вместо этого мы идём в неизвестном направлении. Не зря у меня было предчувствие, что мне уже никто и ничто не поможет. Если разобраться, то какое ему дело до меня?» Человек, думая о своём, даже не заметил, как они вошли в сад.

Учитель вдруг остановился и сказал:

— Посмотри, — он указывал на человека в инвалидной коляске, сидящего перед мольбертом с кистью в руке. Вокруг благоухали цветущие вишни, сияя белоснежной пеленой в ослепительных солнечных лучах. И точно такое же великолепие цвело на картине художника. — Нужно учиться у таких людей, — сказал Учитель.

— Потому что они умеют рисовать? — не понял человек.

— Потому что они — художники своей жизни. А что до одиночества, то тут как раз всё просто. Не нужно пытаться скрасить своё одиночество – скрась одиночество другого.


«Мудрец и скорпион»

Мудрец, купаясь как-то в реке, увидел тонущего скорпиона, который беспомощно барахтался в быстром потоке реки. К счастью, его попытки оказались не безуспешны: течение отнесло его к берегу. Однако и тут его ждали испытания: он запутался в корнях, которые свисали в воду. Бедное существо отчаянно пыталось освободиться из новой ловушки, но чем больше оно пыталось освободиться, тем ещё больше запутывалось.

Мудрецу захотелось спасти скорпиона. Он положил его на ладонь, но тот ужалил его, и он уронил его в воду. Почувствовав угрызения совести, мудрец снова взял его из воды. Так он ронял его раз пять или шесть, но хотел, во что бы то ни стало, довести своё дело до конца. Ему удалось, наконец, бросить скорпиона на песок, чтобы тот мог идти своим путём, живой и счастливый. Люди, наблюдавшие эту сцену, смеялись над неуместным состраданием мудреца: «Что же ты делаешь, безумный! Ты что, хочешь убить себя ради того, чтобы спасти эту уродливую тварь?» Мудрец сказал им, что скорпион дал ему урок, и он благодарен ему за это. Они спросили, что это за урок. Мудрец ответил:

– Держитесь своей природы, чего бы вам это ни стоило – вот чему скорпион научил меня. В природе скорпиона – жалить, неважно кого и когда. В природе человека – любить и спасать, почему же я должен из-за его природы отвергать свою?

Любовь – это истинная суть человека; любовь – это энергия, поддерживающая его. Нам следует придерживаться своей истинной природы.


Притча о змее

Жил в большом овраге неподалёку от деревни злой и страшный Змей. Все жители деревни очень боялись Змея, потому что он нападал на всякого, кто осмеливался проходить около оврага. Однажды в эту деревню пришёл мудрец. Он побыл некоторое время среди людей, а потом отправился дальше, причём, как ни отговаривали его жители, пошёл прямо к оврагу. Змей издалека увидел человека и с радостью приготовился к нападению. Когда старик приблизился, Змей с яростным шипением бросился на него, широко раскрыв свой капюшон. Но мудрец продолжал спокойно идти, даже не повернув в его сторону головы. Тогда Змей предпринял ещё одну попытку, преградив путь человеку. И в этот раз старик не проявил ни малейших признаков страха. Он был недосягаем в своём спокойствии. Тогда Змей склонил перед Мудрецом голову и попросил его поделиться секретом столь мощной силы Духа. Мудрец согласился. Змей принялся со всем рвением за духовную практику. Устремление его было очень велико, он усердно трудился, дисциплинированно исполнял все наставления Учителя. И результаты не заставили долго ждать.

Через два месяца упорной работы Змей почувствовал, что не может есть прежнюю пищу, он перешёл на питание ягодами и плодами. В его сердце расцвёл цветок Покоя, Любви и Умиротворения.

Проходили дни, и люди в деревне обратили внимание на то, что опасность, исходившая из оврага, исчезла. Первыми это заметили вездесущие мальчишки. Однажды они набрались смелости и решили проверить, действительно ли Змей ушёл из оврага. С опаской приблизились они к страшному месту и покричали, но ничего не произошло. Ребята осмелели и пошли обследовать овраг. Вскоре они увидели Змея, свернувшегося под старым деревом. Глаза его были полуприкрыты, он не проявлял никаких признаков агрессии. Мальчишки стали бросать в него камни и обзываться обидными словами, но Змей не реагировал. Мучители решили, что он умер, и ушли в деревню рассказывать о своей победе.

Ночью Змей пришёл в себя и с большим трудом уполз в пещеру. Он не испытывал злости или обиды, покалеченное тело его болело, но Дух оставался безмятежен. Шли дни, раны заживали, силы постепенно возвращались в тело.

Мудрец возвращался знакомой дорогой. Он тихонько позвал Змея, но никто не вышел на его зов. Старик позвал ещё раз и увидел полуживого Змея, с трудом ползущего на долгожданную встречу. «Что случилось с тобой? У тебя были какие-то неприятности?» - спросил Мудрец. «Нет, Учитель, у меня не было никаких неприятностей, я был счастлив всё это время, и я благодарен тебе», – ответил Змей и положил свою голову к ногам старика. Мудрец внимательно посмотрел на ученика: «Скажи, не припомнишь ли ты, чтобы кто-нибудь нападал на тебя некоторое время назад?» «Нападал?.. Ах, да, приходили деревенские дети, они немного побили меня; наверное, я чем-то помешал им», – сказал Змей. Мудрец положил свою руку на голову Змея. «Ты многого достиг за это время, мой мальчик. Ты упорно трудился, и твоя победа велика. Но за этой работой ты забыл одну очень важную вещь. Ты забыл свой долг змея. Мир и Блаженство в твоей душе не должны мешать тебе исполнять твой долг. Долг змея - подниматься, раздувать свой капюшон и угрожающе шипеть на всякого, кто приближается к нему. Долг просветлённого – во всех ситуациях сохранять внутреннюю безмятежность и любовь и не причинять никому вреда».

Прошло ещё несколько дней, и деревенские мальчишки собрались идти играть в старый овраг. Они весело бежали, перегоняя друг друга. Вдруг громкое шипение раздалось из оврага, и навстречу детям поднялась грозная фигура Змея с раскрытым капюшоном. Ужас охватил мальчиков, и они стремглав помчались домой. Змей, покачиваясь, смотрел им вслед, и из глаз его струились Свет и Любовь.

О кофе и жизненных приоритетах

Группа выпускников, успешных, сделавших замечательную карьеру, пришла в гости к своему старому профессору.

Конечно же, вскоре разговор зашел о работе - выпускники жаловались на многочисленные трудности и жизненные проблемы.

Предложив своим гостям кофе, профессор пошел на кухню и вернулся с кофейником и подносом, уставленным самыми разными чашками - фарфоровыми, стеклянными, пластиковыми, хрустальными - и простыми, и дорогими, и изысканными.

Когда выпускники разобрали чашки, профессор сказал: "Если вы заметили, все дорогие чашки разобраны. Никто не выбрал чашки простые и дешевые. Желание иметь для себя только лучшее и есть источник ваших проблем.

Поймите, что чашка сама по себе не делает кофе лучше. Иногда она просто дороже, а иногда даже скрывает то, что мы пьем. То, что вы действительно хотели, было кофе, а не чашка. Но вы сознательно выбрали лучшие чашки.

А затем разглядывали, кому какая чашка досталась. А теперь подумайте: жизнь – это кофе, а работа, деньги, положение, общество – это чашки. Это всего лишь инструменты для хранения Жизни. То, какую чашку мы имеем, не определяет и не меняет качества нашей Жизни. Иногда, концентрируясь только на чашке, мы забываем насладиться вкусом самого кофе.

Наслаждайтесь своим кофе!

У самых счастливых людей нет всего лучшего. Но они извлекают все лучшее из того, что есть.

Счастье в том, чтобы хотеть то, что у тебя есть, а не в том, чтобы иметь то, что хочешь.


Обонато

Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру. Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям: "Тот из вас, кто первым добежит до дерева, удостоится всех сладких фруктов".

Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами. Поражённый антрополог спросил у детей почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: "Обонато".

Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? "Обонато" на их языке означает: "Я существую, потому что мы существуем".


">

Разочарованный ученик

Один человек, вставший на духовный путь, был неудовлетворен методиками, которые дал ему его наставник. Он пришел к своему наставнику и сказал: «Я использую эти методики вот уже десять лет, но все еще не достиг просветления. Научите меня еще чему-нибудь, чтобы я мог скорее продвигаться по духовному пути». Наставник спокойно улыбнулся и повел ученика к реке. Ученик волновался, полагая, что сейчас узнает новую «методику», с помощью которой добьется просветления.

Когда они пришли на берег, наставник сказал: «Теперь я хочу, чтобы ты склонился над самой водой и всмотрелся вглубь». Когда ученик сделал то, что ему было сказано, наставник обеими руками надавил на голову ученика, погрузил ее под воду и удерживал там целую минуту. Ученик пытался сопротивляться, но наставник крепко держал его. Наконец наставник отпустил ученика, а тот вынырнул на поверхность, судорожно хватая ртом воздух.

Ничего не понимая, ученик глядел на своего наставника безумными глазами. С той же спокойной улыбкой наставник спросил: «Так о чем ты думал там, под водой?» Ученик выпалил: «Конечно же об освобождении, о том, чтобы глотнуть воздуха». Тогда наставник спросил: «И у тебя не было никаких других мыслей? Иных желаний?»

«Нет, – отвечал ученик. – Какие тут могут быть желания – только освободиться, жить!»

«Так вот, – сказал наставник, – когда ты так же отчаянно будешь желать просветления и никаких других желаний у тебя не останется, вот тогда-то ты и станешь просветленным».

Из этой притчи можно сделать вывод о том, что наш духовный рост зависит не от применяемых нами методик или от систем, которым мы следуем, а от интенсивности нашего желания освободиться от невежества и внутренних ограничений.


">

Семейная история

Однажды отец богатой семьи решил взять своего маленького сына в деревню, на ферму, чтобы показать сыну насколько бедными могут быть люди. Они провели день и ночь на ферме у очень бедной семьи. Когда они вернулись домой, отец спросил своего сына:

—Как тебе понравилось путешествие?

—Это было замечательно, папа!

—Ты увидел, насколько бедными могут быть люди? — спросил отец.

—Да.

—И чему ты научился из этого?

Сын ответил:

—Я увидел, что у нас есть собака в доме, а у них четыре пса. У нас есть бассейн посреди сада, а у них — бухта, которой не видно края. Мы освещаем свой сад лампами, а им светят звёзды. У нас крытый внутренний дворик, а у них — целый горизонт.

Отец лишился дара речи после этого ответа сына. А сын добавил:

—Спасибо, папа, что показал мне, насколько богаты эти люди.


">

Способы открыть сундук

Учитель принес сундук и сказал ученикам:

Прежде чем учиться, вы должны открыть этот сундук любым способом.

Ученики столпились вокруг сундука. Один попробовал открыть его с помощью инструментов, но замок оказался слишком сложным. Другой принес из дома разные ключи, но ни один из них не подошел. Третий попытался разбить сундук топором, но безуспешно.

Учитель, может, начнем учиться? – робко спросил один ученик. – Я изучу разные замки и когда-нибудь открою этот сундук. Но для этого мне нужны знания и время.

Учитель обнял ученика и объявил:

Ты прав. Образование – клад, а труд – ключ к нему. Только получив знания, вы сможете открыть этот клад.


Уроки Соломона о добродетели

Однажды некто пришёл к Соломону, когда тот украдкой наблюдал за игрой детей, и спросил:

—Царь, помоги мне! Я живу в достатке, у нас большой дом и много рабов, но я вижу, что помыслы мои устремлены к мелкому и преходящему, а не к вечному и добродетельному.

Спросил тогда царь:

—А что такое добродетель?

Отвечал муж без раздумий:

—Добродетель — способ прийти к высокому, минуя низкое, постичь главное, презрев ничтожное.

Нахмурился царь:

—И снова спрашиваю тебя, что такое добродетель?

Отвечал проситель:

—Добродетель есть путь, которым можно достичь неба.

Ещё больше нахмурился царь:

—В третий раз ответь мне, что есть добродетель?

Снова отвечал проситель:

—Добродетель — то, что делает душу чище и светлее.

Заговорил Соломон:

—Три раза спросил я тебя, и всякий раз ты, который целыми днями думает о добродетели, не смог дать мне чёткого ответа. Ты хочешь постичь высокое, минуя низкое, но как можно взобраться на верхнюю ступень лестницы, не пройдя по нижним? Ты хочешь достичь неба, но достойно ли идти куда-то, не зная, что тебя там ждёт? Ты хочешь стать светлее, но что такое свет без тьмы?

И сказал ещё Соломон:

—Ночь сменяется днём, и не вечны ни тьма, ни свет. Знали бы мы, что такое день, не ведая ночи? Так же самые чистые помыслы идут об руку с неправедными. На самое ужасное способен лишь мнящий себя добродетельным.

И еще добавил царь:

—Так пристало ли благородному мужу размышлять о добродетели ради лишь неё самой? Люби жён своих, рабов своих и соседей своих, будь примером для каждого и всякий вечер, отходя ко сну, задавай себе два вопроса: что я сегодня сделал для того, чтобы стать счастливее, и не взял ли я слишком много счастья в ущерб другим? Лишь так твоя жизнь пройдёт не в пустую, и лишь тогда после смерти твоей тебя назовут добродетельным.

Проситель поклонился и вышел, сожалея, что не прибег раньше к совету мудрого царя.

Учитель Тансена

Эта история о Тансене, великом музыканте при дворе Акбара.

Император спросил его:

- О великий музыкант, я хотел бы знать, скажи мне, кто был твоим учителем?

Он ответил:

- Ваше Величество, мой учитель не только чрезвычайно великий музыкант, он больше, чем музыкант. Я даже не могу назвать его “музыкантом”. Я должен назвать его “музыкой”.

Император спросил:

- Могу ли я услышать его пение?

Тансен отвечал:

- Возможно; я сделаю, что в моих силах. Но Вам лучше и не думать приглашать его сюда ко двору.

Император сказал:

- Могу я пойти туда, где он находится?

Музыкант сказал:

- Видя, что ему придется петь перед королем, его гордость может восстать даже и тогда.

Акбар сказал:

- Тогда я пойду как твой слуга?

Тансен ответил:

- В таком случае надежда есть.

Так они вдвоем пошли в Гималаи, на высокие горы, где у мудреца в пещере был храм музыки, и жил он среди природы, в гармонии с Бесконечным. Когда они прибыли, музыкант ехал верхом на лошади, а Акбар шел пешком.

Мудрец увидел, что император проявил такое смирение ради того, чтобы послушать его музыку, и был готов спеть для него; и когда он почувствовал настроение для пения, он запел. И пение его было величайшим. Это было необыкновенное, духовное явление. Казалось, будто все деревья и растения в лесу звучали.

Это была песня Вселенной. Глубокое впечатление, произведенное на Акбара и Тансена, было выше их сил. Они вошли в состояние транса, покоя, умиротворения. И пока они находились в этом состоянии, учитель покинул пещеру. Когда они открыли глаза, то его уже не было.

Император сказал:

- О, какое чудное явление! Но куда же ушел учитель?

Тансен ответил:

- Вы никогда не увидите его в этой пещере снова. Если человек хоть раз испробовал этот вкус, то он будет преследовать его до конца своей жизни. Он все на свете превосходит.

По возвращении домой, Император однажды спросил музыканта:

- Скажи мне, какую рагу и в какой тональности пел твой учитель? Тансен сказал ему название раги и спел ее для него.

Но Император был не доволен и сказал:

- Да, это та же музыка, но в ней не было того же духа. Отчего?

Музыкант ответил:

- Дело в том, что я пою перед Вами, Императором этой страны, в то время как мой учитель поет перед Богом, в этом и есть вся разница.



">

Цепочка любви

Брайан ехал по пустынной дороге. Вдруг он увидел на обочине заглохший «Мерседес». В нём сидела пожилая женщина, выглядевшая совершенно растерянной. Он остановился перед её машиной, вышел из своего старого «Понтиака» и направился к уже было отчаявшейся женщине. Дама была очень испугана, ведь всё время, пока она сидела в машине, так никто и не остановился. А этот молодой человек — не причинит ли он ей зла?

— Меня зовут Брайан Андерсон, — представился тот. — Я вам помогу, мадам. Пересядьте пока в мою машину — там вам будет немного теплее.

Оглядев машину, он понял, что у машины лопнуло колесо. Однако в силу своего возраста женщина просто не могла справиться с проблемой сама. Брайан присел на корточки, заглянул под машину, чтобы определить, куда поместить домкрат, потом потёр руки, чтобы согреть пальцы, и принялся за работу. Поменяв колесо, молодой человек улыбнулся.

Дама спросила:

— Сколько я вам должна за работу? — и поспешно добавила: — Цена не имеет значения.

Брайан ответил:

— Вы мне ничего не должны. Я просто помог в трудную минуту тому, кто в этом нуждался. Ведь только один Бог знает, сколько раз мне самому помогали в прошлом люди. Если вам действительно хочется меня отблагодарить, то в следующий раз, когда вы увидите кого-то в нужде, окажите помощь этому человеку и тогда вспомните обо мне.

Женщина поблагодарила и села в свой автомобиль. Через несколько километров она увидела ресторан. Она зашла в него, чтобы обогреться и перекусить перед дорогой. Девушка, обслуживавшая её, приветливо улыбнулась, несмотря на то, что она явно целый день находилась на ногах. Было видно, что ни её работа, ни беременность, ни повседневные хлопоты не лишили эту девушку приветливости.

Закончив свой ужин, женщина расплатилась за него банкнотой достоинством в 100 долларов. Пока девушка ходила за сдачей, дама быстро покинула ресторан. Вернувшись, девушка обнаружила, что женщина исчезла. Она оглядела столик и заметила на столе записку. Слёзы брызнули из её глаз, когда она прочла написанное: «Вы мне ничего не должны. Я просто проходила мимо. Кто-то помог мне сегодня — так же, как я это делаю для вас. Если вы действительно хотите отблагодарить меня, то всё, что нужно для этого сделать — не позволять этой цепочке любви закончиться на вас». Под салфеткой на столе лежали ещё четыре банкноты по 100 долларов. И как только дама могла узнать о том, насколько нуждались в деньгах она и её муж?

Дома девушка, прижавшись к мужу, нежно поцеловала его и тихо сказала:

— Всё будет хорошо! Я люблю тебя, Брайан Андерсон.


У кого просить счастья?

Одним из величайших царей в истории человечества был Акбар. За доброжелательность и справедливость к людям его называли Хранителем человечества. В своё правление он значительно расширил и укрепил Индию как государство.

Часто царь Акбар объезжал свою столицу, по обычаю того времени, в богатой карете с упряжкой из восьми лошадей. Герольды и телохранители трубили о его приближении по всем городским кварталам. Наперекор всей этой помпезности и торжественности царь издал строгий указ: останавливаться всякий раз, когда кто-либо из его подданных хочет обратиться к нему лично с жалобой или прошением.

Однажды возничий остановил лошадей, потому что один нищий-калека протянул к нему руки с мольбой о милостыне. Он громко восхвалял царя и восклицал: «Только царь может дать мне счастье!»

Акбар обратил внимание на то, что неподалеку сидел ещё один нищий и, как бы возражая первому, громко кричал: «Только Бог может облагодетельствовать человека, только Бог может дать человеку счастье!»

Акбар задумался над их словами.

Возвратившись во дворец, он велел испечь каравай хлеба и запечь в нём небольшой слиток золота. На следующий день он специально поехал по этой дороге. Сцена повторилась, и Акбар отдал хлеб тому нищему-калеке, который взывал к милости царя. Второму же нищему он не дал ничего, потому что тот не обращался с просьбой к нему, а взывал только к Богу.

Через некоторое время он снова проезжал по этой улице. Возничий опять остановил лошадей, потому что нищий-калека протягивал руки с мольбой о помощи к царю. Царь вышел из кареты и спросил его:

—Почему ты опять просишь меня о помощи? Разве я не дал тебе каравай хлеба, в котором был слиток золота?

Нищий-калека был удивлён:

—Я не знаю, о каком золоте ты говоришь. Хлеб, который ты дал мне, показался слишком тяжелым, и я решил, что он плохо испечён. Поэтому я отдал его моему соседу-нищему за 10 монет.

Царь посмотрел вокруг. Второго нищего рядом не было. Тогда он велел разузнать, что стало с ним. Когда ему доложили, что нищий отдал хлеб своей жене, и та обнаружила в нём золото, купила дом и поправила все дела, Акбар посоветовал другому нищему взывать отныне не к царю, а к Богу, и уповать лишь на Его милость.

Александр Хакимов

 

Сердце знает все ответы

—Дедушка, что ты шепчешь? — спросил мальчик, заметив, что он перед сном что-то про себя бормочет.

—Я кладу мысль на сердце, малыш… — ответил он.

Мальчик удивился:

—Что это значит?

Мудрый дедушка сказал ему:

—Не хочу поссориться с соседом, который подвёл меня, а как быть, не знаю. Вот и положу мысль на сердце и засну, а утром сердце подскажет, что делать.

—А откуда сердце знает, дедушка?

—Сердце всё знает, я всю жизнь учусь у него. И тебе советую: когда ищешь ответ на сложный вопрос, когда что-то бывает непонятно, положи перед сном мысль на сердце, а наутро откроются тебе ответы. Только делай это с верой.

Шалва Амонашвили 


Самая высокая цена

Притча

Продавец стоял за прилавком магазина и рассеянно смотрел на улицу.

Маленькая девочка подошла к магазину и буквально прилипла к витрине. Когда она увидела то, что искала, её глаза заблестели от восторга. Она вошла в магазин и попросила, чтобы ей показали бусы из бирюзы.

—Я хочу купить эти бусы для сестры. У вас есть красивая упаковка к ним? —спросила девчушка.

Владелец лавки недоверчиво посмотрел на девочку и поинтересовался: — А сколько у тебя денег?

Девочка вытащила из кармана платочек, развернула его и высыпала на прилавок горсть мелочи. С надеждой в голосе она спросила: — Этого хватит?

Там было всего несколько мелких монет. Но девчушка с вдохновением продолжала:

—Знаете, я хочу сделать подарок своей старшей сестре. Наша мама давно умерла, и с тех пор только она заботится о нас. На себя у неё совсем не остаётся времени. Сегодня у неё день рождения и я уверена, что она будет счастлива получить такие бусы, они очень подойдут под цвет её глаз.

Мужчина взял бусы, прошел вглубь магазина, принес футляр, положил в него бирюзу, обернул лентой и завязал бант.

—Возьми! — сказал он девочке. — И неси осторожно!

Девочка выбежала из магазина и радостно помчалась к дому.

В конце рабочего дня порог того же магазина переступила красивая молодая девушка. Владелец лавки сразу же отметил сходство с маленькой посетительницей, купившей бусы днём. Она достала из сумочки и положила на прилавок знакомый продавцу футляр, затем оберточную бумагу и развязанный бант.

—Эти бусы были куплены здесь? Сколько они стоили?

—А! — воскликнул владелец, — цена любого товара в моей лавке — это всегда конфиденциальное соглашение между мной и покупателем.

Девушка заявила:

—Но у моей сестры было только несколько монет. Бусы ведь из настоящей бирюзы? Они должны стоить очень дорого. Это нам не по карману.

Мужчина подошел к прилавку, взял бусы, с нежностью и теплотой восстановил упаковку, вручил девушке и сказал:

—Она заплатила самую высокую цену: отдала всё, что имела.


Карта мира

Притча

Наполеон Хилл 

(американский писатель)

Одним воскресным утром проповедник пытался в трудных условиях подготовиться к проповеди. Жена его ушла за покупками.

День был дождливый, и маленькому сыну проповедника было скучно, потому что нечем было заняться. И он капризничал, мешая отцу сосредоточиться.

Наконец отец в отчаянии схватил старый журнал, полистал его и нашел большую ярко раскрашенную страницу. Это была карта мира. Проповедник вырвал карту из журнала, разорвал на клочки и бросил их на пол со словами: —Джонни, если сумеешь собрать карту, я тебе дам тебе денег на мороженое.

Он решил, что дал Джонни занятие на все утро. Однако не прошло и десяти минут, как в дверь его кабинета постучали. Это был сын с собранной картой. Отец удивился такому быстрому завершению, увидев, что все кусочки точно расставлены по местам.

—Сынок, как ты сумел это сделать так быстро? – спросил проповедник.

—О, – ответил Джонни, — это было легко. На другой стороне рисунок человека. Я просто перевернул клочки, собрал портрет человека, положил его на лист бумаги и снова перевернул. Я решил, что если человек правильный, то и мир будет правильный.

Отец улыбнулся и протянул сыну деньги на мороженое. — «Если человек правильный, то и мир будет правильный», – размышлял отец, понимая, что теперь название доклада у него определённо есть.

В этой истории заключен ценный урок. Если вам не нравится ваш мир, и вы хотите изменить его, начните с себя самого. Если вы в порядке, ваш мир тоже будет в порядке.


Мудрая еврейская притча, которая заставляет задуматься…

— Ребе, я не понимаю, почему так: придёшь к бедняку — он приветлив и помогает, чем может.

Придёшь к богачу — он тебя в упор не видит. Неужели деньги ослепляют?

—Выгляни в окно. Что ты видишь?

—Женщину с ребёнком и повозку, едущую на базар.

—Хорошо. А теперь посмотри в зеркало. Что ты там видишь?

—Ну что я могу там видеть? Только себя самого.

—Окно из стекла и зеркало из стекла. Но стоит добавить немного серебра — и человек уже видит только одного себя.


Женщина работала на мясокомбинате.

Однажды, в конце своего рабочего дня она пошла в морозильную камеру, чтобы что-то проверить, но дверь случайно закрылась и она оказалась заперта изнутри. Хотя она кричала и стучала изо всех сил, все было безрезультатно, так как никто не мог ее услышать. Большинство рабочих уже ушли, а снаружи морозилки невозможно услышать, что происходит внутри. Пять часов спустя, охранник завода, в конце концов, открыл дверь. Она чудом спаслась в тот день.

Когда позже она спросила у охранника, почему он решил проверить морозильную камеру в тот день, ведь это не входило в его обязанности.

Он ответил: «Я работаю на этом заводе уже 35 лет, сотни людей приезжают и уезжают каждый день, но ты одна из немногих, кто здоровался со мной по утрам и прощался в конце рабочего дня. Многие относятся ко мне, так будто я невидимый. Сегодня, когда Вы пришли на работу, то, как всегда, сказали мне «Привет». Но в этот вечер после рабочего дня, я заметил, что я не услышал ваше «пока, увидимся завтра» и я не видел, чтобы вы покидали территорию завода. Поэтому я решил проверить вокруг завода.

Я так привык к вашему «привет» и «пока» каждый день, ведь они напоминают мне, что я кому-то нужен. Не услышав сегодня ваше прощание, я понял, что что-то случилось.

Вот почему я везде искал вас».

Яд в твоей голове

Мудрая притча о проблемах

В древнем Китае, девушка, которая выходила замуж, жила в доме своего мужа и служила ему и его матери.

Так случилось, что одна девушка, после свадьбы была не в состоянии выносить постоянные упреки своей свекрови. Она решила избавиться от нее.

Девушка пошла к торговцу травами, который был другом ее отца. Она сказала ему:

— Я не могу больше жить со своей свекровью. Она сводит меня с ума. Не могли бы вы мне помочь? Я хорошо заплачу.

— Что я могу для тебя сделать? — Спросил травник.

— Я хочу, чтобы вы продали для меня яд. Я отравлю свекровь и избавлюсь от всех бед — отвечала она.

После долгих размышлений, травник сказал:

— Хорошо, я помогу тебе. Но ты должна понимать две вещи. Во-первых, ты не можешь отравить свекровь сразу, потому что люди догадаются о том, что произошло. Я дам тебе травы, которые будут постепенно убивать ее, и никому не придет в голову мысль, что ее отравили. Во-вторых, чтобы окончательно избежать любых подозрений, ты должна укротить свой гнев, научиться уважать ее, любить, слушать и быть терпеливой. Тогда никто не будет подозревать тебя, когда она умрет.

Девушка согласилась на все, взяла травы и стала добавлять их в еду свекрови. Кроме того, она научилась контролировать себя, прислушиваться к свекрови и уважать ее. Когда та увидела, как изменилась к ней отношение невестки, она всем сердцем полюбила девушку. Она рассказывала всем, что ее невестка самая лучшая, такая, о которой можно только мечтать. Через полгода, отношения между ними стали близкими, как между кровными матерью и ее дочкой.

И вот однажды девушка пришла к травнику и взмолилась:

— Ради Бога, пожалуйста, спасите мою свекровь от яда, который я ей давала. Я не хочу убивать ее. Она стала самой прекрасной свекровью, и я люблю ее.

Травник улыбнулся и ответил:

— Не волнуйся, я не давал тебе никакой отравы. То, что я тебе дал, это просто специи. Яд был только в твоей голове, и ты сама от него избавилась.

        

Притча «воробей и курица»

Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу.

— Послушай, тебе не надоело всё ходить и клевать? — спросил воробей. —

Ведь ты летать разучилась.

— Неправда! — обиделась курица.

Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду.

—А вот скажи: не надоело тебе всё летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку — клюй, не зная забот.

Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, всё-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетал вокруг, да и снова сел на ограду.

—Теперь видишь, — сказал он, — ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку. Вот и в полёте ты хотела опереться на каменную стену, а я опираюсь на свои крылья и в жизни сам себе опора.

 

Притча про мальчика

В начале учебного года классная руководительница шестого класса стояла перед своими бывшими пятиклассниками. Она окинула взглядом своих детей и сказала, что всех их одинаково любит и рада видеть. Это было большой ложью, так как за одной из парт, сжавшись в комочек, сидел мальчик, которого учительница не любила.

Она познакомилась с ним, как и со всеми своими учениками, в прошлом учебном году. Ещё тогда она заметила, что он не играет с одноклассниками, одет в грязную одежду и пахнет так, будто никогда не мылся. 

Со временем отношение учительницы к этому ученику становилось всё хуже и дошло до того, что ей хотелось исчёркать все его письменные работы красной ручкой и поставить единицу. 

Как-то раз завуч школы попросил проанализировать характеристики на всех учеников с начала обучения их в школе, и учительница поставила дело нелюбимого ученика в самый конец. Когда она, наконец, дошла до него и нехотя начала изучать его характеристики, то была ошеломлена.

Учительница, которая учила мальчика в первом классе, писала: 

«Это блестящий ребёнок, с лучезарной улыбкой. Делает домашние задания чисто и аккуратно. Одно удовольствие находиться рядом с ним».

Учительница второго класса писала о нём: 

«Это превосходный ученик, которого ценят его товарищи, но у него проблемы в семье: его мать больна неизлечимой болезнью, и его жизнь дома, должно быть, сплошная борьба со смертью».

Учительница третьего класса отметила: 

«Смерть матери очень сильно ударила по нему. Он старается изо всех сил, но его отец не проявляет к нему интереса, и его жизнь дома скоро может повлиять на его обучение, если ничего не предпринять».

Учительница четвёртого класса записала: 

«Мальчик необязательный, не проявляет интереса к учёбе, почти не имеет друзей и часто засыпает прямо в классе».

После прочтения характеристик учительнице стало очень стыдно перед самой собой. Она почувствовала себя ещё хуже, когда на Новый год все ученики принесли ей подарки, обернутые в блестящую подарочную бумагу с бантами. Подарок её нелюбимого ученика был завёрнут в грубую коричневую бумагу. Некоторые дети стали смеяться, когда учительница вынула из этого свёртка браслетик, в котором недоставало нескольких камней и флакончик духов, заполненный на четверть. Но учительница прервала смех в классе, воскликнув:

—О, какой красивый браслет! — и, открыв флакон, побрызгала немного духов на запястье. 

В этот день мальчик задержался после уроков, подошёл к учительнице и сказал:

—Сегодня вы пахнете так, как пахла моя мама. Когда он ушёл, она долго плакала.

С этого дня она отказалась преподавать только литературу, письмо и математику, и начала учить детей добру, принципам, сочувствию.

Через какое-то время такого обучения нелюбимый ученик стал возвращаться к жизни.

В конце учебного года он превратился в одного из самых лучших учеников.

Несмотря на то, что учительница повторяла, что любит всех учеников одинаково, по-настоящему она ценила и любила только его.

Через год, когда она работала уже с другими, она нашла под дверью учебного класса записку, где мальчик писал, что она самая лучшая из всех учителей, которые у него были за всю жизнь.

Прошло ещё пять лет, прежде чем она получила ещё одно письмо от своего бывшего ученика; он рассказывал, что закончил колледж и занял по оценкам третье место в классе, и что она продолжает быть лучшей учительницей в его жизни. 

Прошло четыре года и учительница получила ещё одно письмо, где её ученик писал, что, несмотря на все трудности, он скоро заканчивает университет с наилучшими оценками, и подтвердил, что она до сих пор является лучшей учительницей, которая была у него в жизни. 

Спустя ещё четыре года пришло ещё одно письмо. В этот раз он писал, что после окончания университета решил повысить уровень своих знаний. Теперь перед его именем и фамилией стояло слово доктор. И в этом письме он писал, что она лучшая из всех учителей, которые были у него в жизни. 
Время шло. В одном из своих писем он рассказывал, что познакомился с девушкой и женится на ней, что его отец умер два года тому назад и спросил, не откажется ли она на его свадьбе занять место, на котором обычно сидит мама жениха. 

Конечно же, учительница согласилась. В день свадьбы своего ученика она надела тот самый браслет с недостающими камнями и купила те же духи, которые напоминали мальчику о его маме.

Они встретились, обнялись, и он почувствовал родной запах.

—Спасибо за веру в меня, спасибо, что дали мне почувствовать мою нужность и значимость и научили верить в свои силы, что научили отличать хорошее от плохого.

Учительница со слезами на глазах ответила:

—Ошибаешься, это ты меня научил всему. Я не знала, как учить, пока не познакомилась с тобой...


Притча: "Хрупкие подарки"

Как-то в одно селение пришёл и остался жить старый мудрый человек. Он любил детей и проводил с ними много времени. Ещё он любил делать им подарки, но дарил только хрупкие вещи. Как ни старались дети быть аккуратными, их новые игрушки часто ломались. Дети расстраивались и горько плакали. Проходило какое-то время, мудрец снова дарил им игрушки, но ещё более хрупкие.

Однажды родители не выдержали и пришли к нему:

-Ты мудр и желаешь нашим детям только добра. Но зачем ты делаешь им такие подарки? Они стараются, как могут, но игрушки всё равно ломаются, и дети плачут. А ведь игрушки так прекрасны, что не играть с ними невозможно. 

-Пройдёт совсем немного лет, – улыбнулся старец, – и кто-то подарит им своё сердце. Может быть, это научит их обращаться с этим бесценным даром хоть немного аккуратней?


Притча «Великая школа природы»

Однажды пришёл человек к учителю и, поклонившись, сказал:

-С малых лет мне пришлось работать, но я никогда не учился. Хотя я уже не молод и не богат, прошу, возьмите меня в ученики.

-Хорошо, - ответил учитель, - можешь учиться бесплатно, но будешь делать всю работу по дому и в школе.

Небольшая школа находилась рядом с домом учителя. Каждое утро он приходил в школу за час до занятий, чтобы приготовить всё необходимое.

Но новый ученик пришёл ещё раньше и вымыл школу до блеска.

-Когда ты всё успел?! - удивился учитель.

-Солнце научило меня вставать с первым лучом, поэтому времени было достаточно, - ответил ученик.

Грамота давалась новичку тяжело, но он упрямо говорил:

-Я одолею знания, как горные реки одолевают скалы. Они научили меня упорству.

Младшие ученики часто подшучивали над новичком. Сначала он не обращал внимания на их шалости, но потом решил поговорить с одним озорником.

Тот испугался и залез на высокое дерево. Вдруг ветка под юношей хрустнула, и он полетел вниз. Новый ученик мгновенно подставил под падающее тело свои сомкнутые кольцом руки. Раздался глухой удар, и оба покатились кубарем по траве. К счастью, они отделались только ушибами.

-Прости меня, товарищ, - попросил юноша.

-Я не сержусь. Моя мать велела мне учиться прощению у земли. Земля всегда прощает людей, - ласково ответил новичок.

-А чему ты ещё научился у земли? - поинтересовался учитель.

-Много чему, - улыбнулся ученик. - У цветов я научился любви, у воды - чистоте, у полей - щедрости.

-Оказывается, ты много и успешно учился. Великая школа природы - главная школа жизни, - одобрительно заметил учитель.


Условный рефлекс

Притча

Ирина Семина

Жил-был на свете Ежик. Однажды он увидел маленькое существо, которое с любопытством рассматривало лужайку перед входом в его жилище, и пригласил его к себе. Так Ежик и Черепашка стали жить вместе. Но друзья оказались очень разными. Ежик бегал быстро – Черепашка передвигалась медленно. Ежик любил действовать – Черепашка любила мечтать. Ежик вставал ни свет ни заря – Черепашка предпочитала поспать подольше. Ежик очень любил порядок, а медлительная Черепашка все время забывала, в чем этот порядок заключается. То забудет на ночь светлячков со стен собрать, то листья по полу разбросает, то лапы вытереть не спешит. Ежик терпел-терпел, пыхтел-пыхтел, напоминал, напоминал и однажды не выдержал.

Давай так, – решительно сказал Ежик. – Нужно, чтобы любовь к порядку стала у тебя условным рефлексом. Каждый раз, когда ты что-нибудь забудешь, я тебя уколю иголкой. Вот так!

Однако Черепашка, как ни старалась, все равно время от времени что-то забывала или не успевала. Только теперь она очень боялась, что ее опять будут колоть, а от этого думала не о том, что надо делать, а о том, что будет больно. У нее уже вся спинка была исколота!

Через какое-то время Черепашка с удивлением заметила, что спинка стала вовсе не такой чувствительной. Она еще не знала, что существо становится бесчувственным, если постоянно делать ему больно. В целях защиты! Защита от боли – это тоже условный рефлекс. Кроме того, Черепашка почему-то стала много спать, и это Ежика тоже раздражало. Ведь когда кто-то спит, очень трудно вырабатывать у него условные рефлексы!

А потом наступила осень. И Черепашка совсем замерла. Она не шевелилась день, потом другой, потом третий. Ежик запаниковал. Он выскочил из норки и побежал к лесному доктору – старой Сове. Ничего непоправимого, – сообщила Сова, осмотрев пациента на месте.

– Просто впала в спячку. Защитная реакция такая.

А от кого ей защищаться? – недоуменно спросил Ежик. – Здесь, кроме меня, никого нет, я ее воспитываю и никому в обиду не даю. Так от тебя, воспитатель, она и защищается, – покачала головой Сова. – Ты ж ей личного пространства совсем не оставил. Вот и пришлось панцирь нарастить, чтобы хоть как-то от тебя отгородиться. Может, если уйдет от тебя – оживится, повеселеет. Поймет, что, кроме условных рефлексов, есть еще и безусловные. Это какие такие безусловные? – не понял Ежик.

Это когда условий не ставишь, а принимаешь другого таким, какой он есть, – объяснила Сова.

– Любовь – это и есть самый безусловный рефлекс.

И Сова полетела по своим делам. А Ежик устроился рядом с Черепашкой.

Слышишь, Черепашка! – тихонько сказал он. – Ты спи, сколько захочешь. А я подожду. И больше никогда, никогда не буду пытаться тебя изменить. Я лучше сам изменюсь! Я сделаю свои колючки мягкими.

И ему уже казалось, что его колючки, правда, становятся мягкими и шелковистыми, потому что все мы – и Ежики, и Черепашки, и другие существа – по сути своей одинаковые: с любопытными носиками и мягкой, розовой, беззащитной кожицей, очень нуждающейся в Любви.

 



Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.