KZ

Главная страницаСоветы психолога
Жизненный путь личности.
Великие имена

Автор: Великие имена

Советы автора:

1
17 сентября 2019    Раздел / Образование

Жизненный путь личности.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                               С. Л. Рубинштейн

Отношения педагога к ученикам

и учеников к педагогу,

которые определяют сущность

педагогической ситуации,

далеко не равнозначны.

Педагог должен заботиться

об установлении правильных

отношений с учащимися,

если он ставит перед собой задачу

не только передачи знаний, умений и навыков,

но еще и формирования личности. 

Сергей Леонидович Рубинштейн (18891960) – советский психолог и философ, член-корреспондент Академии наук СССР (1943, Отделение истории и философии), действительный член АПН РСФСР (1945). Автор фундаментальных учебников для вузов: «Основы психологии», «Основы общей психологии», «Бытие и сознание», «О мышлении и путях его исследования», «Принципы и пути развития психологии» и др. 

Первый советский психолог – лауреат Сталинской премии (1942), Государственная премия СССР (1942) за работу «Основы общей психологии». Основатель кафедры и отделения психологии при философском факультете МГУ, первой в СССР организации психологов, созданной под эгидой АН СССР, – Сектора психологии Института философии АН СССР. Вошел в первый состав редакционной коллегии журнала «Вопросы психологии».

Занимался философскими и методологическими проблемами психологии, изучением восприятия, памяти, речи, мышления. Разрабатывал проблему детерминизма в психологии, проблему человека в плане онтологии, гносеологии и этики.

Общее направление научных исследований – психология, гносеология, этика; основоположник деятельностного подхода в психологии. На основе диалектического принципа детерминизма – «внешние причины действуют только через внутренние условия, составляющие основание развития» – разработал философско-психологическую концепцию человека и его психики. И в этом контексте – систему категорий: бытие и материя, социальное и природное, субъект и объект, деятельность и созерцание, свобода и необходимость, субъективное и объективное, материальное и идеальное, психическое и физиологическое, сознательное и бессознательное. В частности, показал неправомерность сведéния бытия к объекту и материи, нашел оригинальное решение проблемы первичных и вторичных качеств, разработал принцип решения психофизиологической проблемы и т. п.

Разработал оригинальную концепцию философской антропологии, создал философско-психологические теории мышления как деятельности и процесса, теории речи, эмоций и др. Диалектика объективирования и субъективирования, соотнесение индивида с другими людьми в деятельности, высший тип активности как модус субъекта, многослойность личности составляют основу философской антропологии Рубинштейна.

Личностью, как мы видели, человек не рождается – личностью он становится. Это становление личности существенно отлично от развития организма, совершающегося в процессе простого органического созревания. Сущность человеческой личности находит свое завершающее выражение в том, что она не только развивается как всякий организм, но и имеет свою историю.

В отличие от других живых существ человечество имеет историю, а не просто повторяющиеся циклы развития. Деятельность людей, изменяя действительность, объективируется в продуктах материальной и духовной культуры, которые передаются от поколения к поколению. Через их посредство создается преемственная связь между поколениями, благодаря которой последующие поколения не повторяют, а продолжают дело предыдущих, опираясь на сделанное их предшественниками, даже когда они вступают с ними в противоречие.

То, что относится к человечеству в целом, не может не относиться в известном смысле и к каждому человеку. Не только человечество, но и каждый человек является в какой-то мере участником и субъектом истории человечества и в известном смысле сам имеет историю. Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности, человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был, что я сделал, чем я стал? Человек, сделавший что-нибудь значительное, становится в известном смысле другим человеком. Конечно, правильно и то, что, чтобы сделать что-нибудь значительное, нужно иметь какие-то внутренние возможности для этого. Однако эти возможности и потенции человека глохнут и отмирают, если они не реализуются; лишь по мере того как личность предметно, объективно реализуется в продуктах своего труда, она через них растет и формируется. Между личностью и продуктами ее труда, между тем, что она есть, и тем, что она сделала, существует своеобразная диалектика. Вовсе не обязательно, чтобы человек исчерпал себя в том деле, которое он сделал; напротив, люди, в отношении которых мы чувствуем, что они исчерпали себя тем, что они сделали, обычно теряют для нас чисто личностный интерес. Тогда же, когда мы видим, что, как бы много самого себя человек ни вложил в то, что он сделал, он не исчерпал себя тем, что он совершил, мы чувствуем, что за делом стоит живой человек, личность которого представляет особый интерес. У таких людей бывает внутренне более свободное отношение к своему делу, продуктам своей деятельности; не исчерпав себя в них, они сохраняют внутренние силы и возможности для новых достижений.

Речь, таким образом, идет не о том, чтобы свести историю человеческой жизни к ряду внешних дел. Суть дела в том, что само психическое развитие личности опосредовано ее практической и теоретической деятельностью, ее делами. Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал.

В этом ключ к пониманию развития личности – того, как она формируется, совершая свой жизненный путь. Ее психические способности не только предпосылка, но и результат ее поступков и деяний. В них она не только выявляется, но и формируется. Мысль ученого формируется по мере того, как он формулирует ее в своих трудах, мысль общественного, политического деятеля – в его делах. Если его дела рождаются из его мыслей, планов, замыслов, то и сами его мысли порождаются его делами.

Характер человека проявляется в его поступках, но в его поступках он и формируется; характер человека – и предпосылка, и результат его реального поведения в конкретных жизненных ситуациях; обусловливая его поведение, он в поведении же и складывается. Смелый человек поступает смело, и благородный ведет себя благородно. Но для того чтобы стать смелым, нужно совершить в своей жизни смелые дела, и чтобы стать действительно благородным – совершить поступки, которые наложили бы на человека эту печать благородства. Дисциплинированный человек обычно ведет себя дисциплинированно, но как становится он дисциплинированным? Только подчиняя свое поведение изо дня в день, из часа в час неуклонной дисциплине.

Точно так же, чтобы овладеть высотами науки и искусства, нужны, конечно, известные способности. Но, реализуясь в какой-нибудь деятельности, способности не только выявляются в ней – они в ней же и формируются, и развиваются. Между способностями человека и продуктами его деятельности, его труда существует глубочайшая взаимосвязь и теснейшее взаимодействие. Способности человека развиваются и отрабатываются на том, что он делает. Практика жизни дает на каждом шагу богатейший фактический материал, свидетельствующий о том, как на работе, в учебе и труде развертываются и отрабатываются способности людей.

Для человека не является случайным, внешним и психологически безразличным обстоятельством его биография, своего рода история его жизненного пути. Недаром в биографию человека включают, прежде всего, где и чему он учился, где и как работал, что он сделал, его труды. Это значит, что в историю человека, которая должна охарактеризовать его, включают, прежде всего, что в ходе обучения он освоил из результатов предшествующего исторического развития человечества и что сам он сделал для его дальнейшего продвижения – как он включился в преемственную связь исторического развития.

В тех случаях, когда, включаясь в историю человечества, отдельная личность совершает исторические дела, т. е. дела, которые входят не только в его личную историю, но и в историю общества, историю самой науки, а не только научного образования и умственного развития данного человека, в историю искусства, а не только эстетического воспитания и развития данной личности и т. д. – она становится исторической личностью в собственном смысле слова. Человек лишь постольку и является личностью, поскольку он имеет свою историю. В ходе этой индивидуальной истории бывают и свои события – узловые моменты и поворотные этапы жизненного пути индивида, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется его жизненный путь.

Все то, что делает человек, опосредовано его отношением к другим людям и потому насыщено общественным содержанием. В связи с этим действия, которые делает человек, обычно перерастают его, поскольку они являются общественными деяниями. Но вместе с тем и человек перерастает свое дело, поскольку его сознание является общественным сознанием.

За каждой теорией всегда стоит какая-то идеология; за каждой психологической теорией – какая-то общая концепция человека, которая получает в ней более или менее специализированное преломление. Так, определенная концепция человеческой личности стояла за традиционной, сугубо созерцательной, интеллектуализированной психологией. В частности, психология ассоциативная изображала психическую жизнь как плавное течение представлений, процесс, протекающий целиком в одной плоскости, урегулированный сцеплением ассоциаций наподобие бесперебойно работающей машины, в которой все части прилажены друг к другу. Точно так же концепция человека как машины или, вернее, придатка к машине, лежит в основе поведенческой психологии.

Своя концепция человеческой личности стоит и за всеми построениями нашей психологии. Это реальный живой человек из плоти и крови. Ему не чужды внутренние противоречия, у него имеются не только ощущения, представления, мысли, но также и потребности, и влечения; в его жизни бывают конфликты. Но сфера и реальная значимость высших ступеней сознания у него все ширятся и укрепляются. Эти высшие уровни сознательной жизни не надстраиваются внешним образом над низшими – они все глубже в них проникают и перестраивают их. Потребности человека все в большей мере становятся подлинно человеческими потребностями, превращаясь в проявления исторической, общественной, подлинно человеческой сущности индивида.

Это развитие сознательности человека, ее рост и укоренение ее в нем совершаются в процессе реальной деятельности. Лишь благодаря тому, что человек, движимый своими потребностями и интересами, объективно предметно порождает все новые и все более совершенные продукты своего труда, в которых он себя объективирует, у него формируются и развиваются все новые области, все высшие уровни сознания. Через продукты своего труда и своего творчества, которые всегда являются продуктами общественного труда и общественного творчества, поскольку сам человек является общественным существом, развивается сознательная личность, ширится и крепится ее сознательная жизнь. Это в свернутом виде цельная психологическая концепция. За ней, как ее реальный прототип, вырисовывается облик человека-творца, который, изменяя природу и перестраивая общество, изменяет свою собственную природу, который в своей общественной практике, порождая новые общественные отношения и в коллективном труде создавая новую культуру, выковывает новый, подлинно человеческий облик человека.

Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.