KZ

Главная страницаДорогой самопознания
Сердобольный подсолнух
Сердобольный подсолнух
12 июня 2017    Автор / К. Станишев

На окраине города стоял высокий красный дом с крытым красным балконом. У окна лежал подсолнух. За окном, в большой комнате жил человек, который принес домой подсолнух и прислонил его к стеклу. Глядя на подсолнух, он верил, что холодной зиме скоро придет конец, вернутся ласточки, и он пойдет в поле, где ярко светит солнце и поют птицы, верил в то, что трава и деревья вновь станут зелеными. Поэтому человек принес домой подсолнух, который теперь заглядывал к нему в комнату, напоминая о лете.

В лесу, напротив дома, жил Ванко. Это был обычный городской воробей, веселый, дружелюбный и беззаботный и, быть может, чуточку легкомысленный.

Подул морозный ветер, снег засыпал все вокруг, и для Ванко наступили тяжелые дни.

Ему приходилось терпеть лишения с раннего утра. Он просыпался, отряхивал крылья от снега и отправлялся добывать себе пищу, а поздним вечером усталый и промерзший возвращался домой и устраивался на ночлег где придется, — среди густых ветвейили в каком-нибудь заброшенном дупле.

По утрам его будила сверлящая боль в желудочке — так нестерпимо хотелось есть. Тогда воробей выбирался наружу и сонно оглядывался по сторонам. Мир спал, укутанный снежным покрывалом. Для Ванко начинался новый трудный день. Вновь нужно было лететь в ближнее село, забираться в хлев и унизительно прыгать под ногами какой-нибудь коровы или лошади в поисках зернышка или крошки.

Иногда ему ничего не доставалось, тогда он летел к овцам в надежде хоть чем-нибудь поживиться.

Так проходили дни, похожие друг на друга как две капли воды. Но однажды Ванко опустился на высокий балкон и уставился широко раскрытыми глазами на подсолнух, полный черных семян. Сердечко его бешено колотилось. Он уже не чувствовал голода, а удивленно и радостно глядел на подсолнух, будто на дворе стояла весна.

—Здравствуй! —прошептал Подсолнух.

—Дддддобб-ррое ут-ро! —заикаясь, ответил воробей.

—Рад, что ты наконец меня заметил! —так же тихо сказал Подсолнух. —Каждое утро я вижу, как ты куда-то летишь в своей тоненькой шубке, и мне ужасно жаль тебя. Стоит холодная зима, и жизнь твоя, наверно, очень тяжела... Я все думаю, нельзя ли тебе чем-нибудь помочь... Здесь, на балконе, тихо и тепло...

—Какой ты добрый! Спасибо тебе! —взволнованно прочирикал Ванко. —Жизнь моя действительно тяжела, но до весны ждать недолго, тогда снова будет ярко светить солнце, а уж когда придет лето...

—Ах, лето! — мечтательно произнес Подсолнух.

—Ты разрешишь мне прилетать сюда, чтобы видеть тебя? —нерешительно спросил Ванко.

—Конечно! Здесь не так холодно, как у тебя в лесу. Прилетай, когда захочешь! Мы будем с тобой вспоминать о лете...

—Когда я смотрю на тебя, мне становится легко и радостно на душе! —прошептал Ванко. —А теперь до свидания! Мне пора.

—Куда ты так спешишь? —спросил Подсолнух и сам себе ответил: —Конечно же, искать еду! Да, ты без нее не можешь...

—Чтобы отыскать два-три зернышка, я должен скитаться по полю целый день... —вздохнул Ванко.

—Ах, поле! —мечтательно воскликнул Подсолнух.

—Как я люблю поле! Там я родился, там жил, целыми днями нежась под солнцем! Как приятно смотреть на солнце!

—Приятно! —согласился Ванко. —Но мне пора лететь. До свидания!

Подсолнух машинально кивнул, шепча: «Как приятно, как хорошо!»

Он и не заметил, как его друг поднялся в воздух и вскоре исчез из виду. Но спустя миг на балкон что-то со стуком упало, словно кто-то кинул снежок. Это был Ванко.

Подсолнух испуганно вздрогнул. Его новый знакомый сжался в комочек в дальнем углу балкона и жалобно стонал.

—Что случилось? Что с тобой? Ты жив? —испуганно запричитал Подсолнух.

—Жив я, жив! Еле долетел обратно! —прочирикал Ванко, слегка успокоившись. —Хорошо, что хватило сил...

—На что хватило сил? —тоже успокоившись, спросил Подсолнух, когда его друг, подпрыгнув, устроился с ним рядом. Но тут же сухие листочки его венчика задрожали от испуга: он увидел, что одно крыло у воробья висит безжизненно.

—Какой-то дурной мальчишка бросил в меня твердым снежком! Хорошо еще, что не сломал крыло, а только сильно ушиб! —объяснил Ванко. —Пустяки!

—Но ты же не сможешь летать! —с состраданием воскликнул Подсолнух.—Это ужасно!

—Не так уж и страшно! Через неделю-другую крыло заживет, и я снова полечу! —успокоил его Ванко. —Я терпеливый.

—А как же ты будешь искать зернышки? —спросил Подсолнух и вдруг радостно воскликнул:

—Знаю, знаю! Здесь ты найдешь много еды! Посмотри на меня хорошенько!

Ванко взглянул на Подсолнух, который нетерпеливо спросил его:

—Что ты видишь?

—Вижу... Вижу... —снова стал заикаться Ванко.

—Вижу семена! Много-много семян!

—Вот ты и спасен!

—Но... зима такая длинная. Еще много недель... А если я склюю все твои семена, ты станешь некрасивым грустно прошептал Ванко.

—Ты можешь клевать мои семена, сколько хочешь! Крыло твое заживет, и ты дождешься весны. Все онитвои! Тебе уже не нужно собирать объедки.

—Какой ты добрый! —растроганно прошептал Ванко. —Что я могу для тебя сделать?

—Я попрошу у тебя об одном... Оставь мне одно­единственное семечко... —волнуясь, сказал Подсолнух.

—Когда растает снег, подует теплый ветер и земля станет мягкой, отнеси его в поле и там зарой в землю. Я буду очень счастлив —мое единственное семечко не исчезнет, из него вырастет подсолнух с красивой желтой головкой!

—Такой же красивый, как ты! —прочирикал Ванко, склевал три семечка, прижался бочком к Подсолнуху и устало закрыл глаза.

Ему снился прекрасный сон —синее небо, золотое солнце и огромное поле, посреди которого растет подсолнух с красивой, как маленькое солнышко, головкой!

Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.